cover31_new_136 №31 Школа cover30_fin_corr_120     №30 Будущее обложка_сверка4-122     №29 Дерево      №28 Архитектурный ландшафт

 

1

http://kgainfo.spb.ru/spb_fasad_2018/

Что такое «идеал» и что такое «норма»

8 августа в Петербурге, в рамках ежегодного фестиваля «Города будущего / Будущее городов», состоялась архитектурно-градостроительная конференция «Идеал и норма», а также открылась одноименная выставка. Организаторы мероприятия – Новая сцена Александринского театра, КГА и журнал «Проект Балтия».

IMG_6930

Площадкой конференции и выставки, как и год назад, выступила Новая сцена Александринского театра, являющаяся, по словам главного редактора «Проекта Балтия» Владимира Фролова, «близким к идеалу решением театрального здания в контексте современного города». Начальник отдела культурных проектов Новой сцены Екатерина Пузанкова подчеркнула, что за пять лет работы пространство успело «стать домом» самым разнообразным проектам современной культуры – и тема архитектуры играет среди них немаловажную роль.

В первой части конференции с докладами выступили Владимир Григорьев (главный архитектор Санкт-Петербурга – председатель КГА), Магнус Монссон (владелец шведского архитектурного бюро Semrén & Månsson), Мийя-Лийна Томмила (сооснователь финско-норвежского бюро Kaleidoscope) и архитекторы из МLА+ (Яна Голубева, Виктор Коротыч и Даниил Веретенников). Каждый из спикеров по-своему ответил на главный вопрос конференции: что такое «идеал», а что такое «норма» в градостроительстве, и каково соотношение между ними.

По мнению главного архитектора города, понятия «нормы» и «идеала» в целом, то есть в отрыве от архитектурно-градостроительного контекста, не обязательно противоречат друг другу. Например, «никому и в голову не придет сказать, что тот, кто ведет себя согласно нормам морали, разрушает человеческие идеалы». Или, в контексте медицины: нормальное давление – это не «плохо», а высокое или низкое – вовсе не «идеал». Норма – «в первую очередь представление об идеале». Соблюдение норм гарантирует обществу и каждому отдельному гражданину определенное качество жизни. Однако «жизнь всегда выходит вперед» – и норме приходится «догонять прогресс». Так, главный архитектор напомнил слушателям, что когда-то нормой жилобеспеченности было 18 квадратных метров на человека; теперь эта цифра выросла до 28, а проект генплана предполагает и вовсе 35 квадратных метров. Возрастание нормы иллюстрирует изменение наших представлений об идеале – в контексте организации мест проживания.

В то же время норма является «неким минимальным количественным показателем». Докладчик сравнил нормы в градостроительстве с нормами ГТО: «Любой олимпийский спортсмен сможет выполнить норму ГТО, но обыкновенный человек, выполнивший эту норму, не сможет тотчас же перейти к олимпийским рекордам». Получается, что норма ГТО – это обязательная ступень для достижения олимпийского рекорда. Иначе говоря, «не выполнить норму при создании идеала невозможно».

Переходя к рассуждению о Петербурге, главный архитектор города предположил, что норма является инструментом регулирования, иначе регулирование начинает зависеть от человека, как это и произошло с петровским Петербургом. «Нельзя полагаться на волю волн и разрешать всем строить как угодно», – констатировал Владимир Анатольевич. «Идеальный город», придуманный Леблоном как «основа для нормирования», в реальности обрел конкретные формы лишь с помощью Трезини. «И в этом смысле мы можем сказать, что идеал всегда недостижим; но соприкасаясь с жизнью, он приобретает реальные черты, формируя инструменты нормирования».

Главный архитектор предостерег от опасности чересчур свободного самовыражения архитектора, сославшись на пример пожарной станции музея Vitra, построенного по проекту Захи Хадид. По словам Владимира Анатольевича, спустя недолгое время сотрудники попросту отказались работать в сооружении, «где не было ни одной вертикальной стены».

 

Тему подхватил Магнус Монссон: «Архитектурный объект – художественное воплощение некоторой прагматической функции, и если последняя отсутствует, то трудно сказать, архитектура перед нами или чистое искусство».

Спикер подчеркнул, что «нормы обязательны к исполнению», обратив внимание аудитории на то, что градостроительные регуляции возникли не на пустом месте; большинство из них имеют целью защитить граждан и общество и создать надежную, безопасную, комфортную среду обитания. «В то же время нормы обречены на постоянное отставание – им никогда не угнаться за идеалом».

Говоря о шведском городском планировании, Магнус Монссон подчеркнул, что в XX веке возникла «архитектура практичная, логичная и рациональная, ориентированная на научные представления о мире и выполнявшая все нормы и предписания. И в то же время все это далеко не хорошо». В своей работе Semrén & Månsson стремятся отойти от сухости и делать другую архитектуру: «менее рациональную и более эмоциональную», допускающую импровизации и тем самым «бросающую вызов господствующим нормам». Чтобы в Швеции появилась сегодняшняя «гуманная» жилая застройка, правила, принятые в 1960–1970-х годах, пришлось изменить.

В продолжение своей лекции архитектор показал два проекта, иллюстрирующих его рассуждения.

Первый – это ЖК Skandi Klubb в Санкт-Петербурге, на Аптекарской набережной. Semrén & Månsson спроектировали его в 2013 году, и на данный момент объект уже завершен. Архитектор рассказал о том, что некоторые аспекты проекта шли вразрез с российскими нормами, но здесь удалось достичь компромисса.

Другой – гётеборгский – проект реализован фактически в пригородной зоне. Градостроительный контекст участка сформирован двумя автомагистралями, одна из которых ведет в эксклюзивный коттеджный поселок. На пересечении двух дорог образовался торговый перекресток, то есть инфраструктура наличествовала изначально. Нельзя было игнорировать и некоторую социальную напряженность: владельцы коттеджей не были в восторге от строительства многоэтажного комплекса неподалеку от их поселка.

Архитекторы предложили сквозной проезд вдоль бульвара и квартальную застройку вдоль него; еще один квартал жилой застройки подняли на возвышенность. В середине площади расположилось здание, которое авторы назвали Spektrum (как образно выразился Магнус Монссон, «примадонна площади»). Также на территории расположены школа и несколько офисов. Магазины на первых этажах создают своим дизайном привлекательную среду.

Недовольство жителей соседнего участка было снято и за счет «совместного пространства»: например, школьные классы, которые днем используются для занятий, по вечерам и в выходные дни могут стать пространством для других типов активностей.

Завершая свое выступление, Магнус Монссон напомнил о важности социальной устойчивости, каковая во многом определяет подходы к проектированию в Швеции: «Одна из главных задач для нас, архитекторов, – услышать пожелания, устремления, мечты граждан, чтобы потом предложить им удобное, безопасное, комфортное пространство для жизни. Если нам это удастся, мы, с одной стороны, создадим приятную среду для людей, а с другой – обеспечим нашим заказчикам хороший бизнес».

 

С лекцией, озаглавленной «Идеальный город будущего», выступила Мийя-Лийна Томмила. Первым делом она заметила, что в самом центре Хельсинки уже появилось фактически идеальное общественное пространство: тут находятся Finlandia Hall (национальная гордость!), офис газеты Helsingin Sanomat, музей Kiasma и, наконец, завершается возведение новой библиотеки – так возникает будущая «центральная гостиная» города.

Однако затем архитектор задалась вопросом: почему одни участки города проектируются без какой-либо общественной дискуссии, а другие вызывают громкие дебаты? Мийя-Лийна Томмила вспомнила, что несколько лет назад в Хельсинки собирались строить Музей Гуггенхайма; тогда «свое мнение об этой инициативе было буквально у каждого», ведь музей должен был вырасти на рыночной площади рядом с центральной гаванью города. В то же время когда недалеко от вокзала, на видном месте возвели несколько офисных коробок, никакой дискуссии не было – «они просто вдруг возникли». «Складывается впечатление, что решения относительно этих проектов принимались где-то в кулуарах».

Именно участие общественности в решениях, касающихся проектирования и застройки, и стало центральной темой доклада архитектора об идеальном городе будущего.

Идеальный город будущего строится по принципу инклюзивности «совместного созидания». Что значит инклюзивность? Это значит, что город принадлежит всем людям, которые в нем живут: «Каждый человек заслуживает, чтобы его увидели, заслуживает возможности жить и действовать». «Совместное созидание» значит: «Когда нас много – мы можем больше, у нас больше идей, из которых мы можем выбирать, и больше экспертных знаний, на которые мы можем опираться. Чем больше людей, тем больше сторон участвует в процессе, тем лучше мы способны понять, как именно функционируют города и в чем они так нуждаются».

«Город будущего создается сегодня». Вот почему столь важно уметь грамотно распоряжаться общественными средствами: городские власти должны смотреть в будущее и предвосхищать его, чтобы принимать правильные решения и действовать в интересах города.

Например, бизнес-модель одного из архитектурных сообществ, с которым сотрудничает Мийя-Лийна Томмила, – Nordic Works – называется coopetition [cooperation + competition]: соревнование, основанное на сотрудничестве. Компания, состоящая из девяти архитектурных бюро, регулярно организует воркшопы, где участвуют жители города и муниципалитеты. «В идеале, мы вступаем в дело, когда план развития территории еще не принят». После воркшопа с участием жителей проектировщики стараются получить от них как можно больше информации и мнений. Мийя-Лийна Томмила подчеркивает: важность таких воркшопов объясняется еще и тем, что обычно формой выражения мнения горожан становится жалоба (и, как правило, она поступает, когда уже слишком поздно).

Затем архитектор рассказала о футурологическом исследовании, которое провело бюро Kaleidoscope в составе кооператива Uusikaupunki для муниципалитета Хельсинки. «То, что вы видите, – это утопия; заказчик хотел видеть только позитивные образы». Проект состоит из четырех частей: «Гибкий город», «Активный город», «Город общественного блага» и «Действующий город». Читатель может подробнее ознакомиться с ними на страницах 30-го выпуска журнала «Проект Балтия» (2017).

 

Завершили первую часть конференции архитекторы бюро MLA+: Яна Голубева, Виктор Коротыч и Даниил Веретенников, впервые обнародовав результаты исследования «Нераскрытый Петербург», также экспонированные на выставке на Новой сцене Александринского театра. Говоря о предпосылках исследования, Яна Голубева напомнила аудитории о том, что президент России поставил перед архитекторами, градостроителями и застройщиками цель: в кратчайшие сроки нарастить объемы жилищного строительства, и сделать это как можно качественнее [в послании Федеральному Собранию в марте 2018-го прозвучала цифра 120 миллионов квадратных метров в год, по сравнению с теперешними 80 миллионами]. Яна Голубева заметила, что сегодня мы стоим на развилке: «Либо мы продолжим разрушение и деградацию сложившегося города вместе с развитием новых районов, которые будут уже не Санкт-Петербургом, а какой-то другой урбанизированной средой; либо мы все же возьмемся за развитие существующих территорий и посмотрим, как их можно улучшить, чтобы возвести необходимые объемы жилья».

По мнению MLA+, в ближайшие 10–15 лет у Петербурга не будет жесткой потребности в новых территориях, так что основной задачей исследования стало выявление потенциала территорий, расположенных в существующих границах города.

Детальнее об исследовании рассказал Виктор Которыч: «Наш “Компактный город” предполагает концепцию интенсивного развития урбанизированной территории». Исследователи поставили перед собой два основных вопроса: как обеспечить целостность создаваемого городского продукта и как обнаружить и усилить качества и особенности среды. В результате архитекторы выявили два подхода: один основывался на специфике застройки (и ее морфотипах), другой – на специфике места. Суммировав полученные данные, архитекторы увидели, с какой интенсивностью используется городская ткань и какие в ней имеются разрывы.

Подробнее о морфотипах рассказал Даниил Веретенников. Их оказалось восемь: исторический центр города, «серый пояс», два типа сталинок: М (большие и парадные, расположенные вдоль главных городских перспектив) и S («немецкие дома», или «рабочие поселки»), хрущевки, брежневки, постсоветская застройка и, наконец, частный сектор. По словам Даниила, застройку, характеризуемую перечисленными выше морфотипами, можно уплотнять с разной интенсивностью. В частности, исследование показало, что наибольшим уплотнительным потенциалом обладают хрущевки и брежневки. Докладчик сосредоточился на последних: главные достоинства брежневок – разнообразие типологий, озелененность и местные сообщества. Недостатки же – низкое качество благоустройства, неразделенность общественного и частного, недочеты в организации первых этажей и неструктурированность пространств.

Исследователи сделали вывод: оптимальными подходами к развитию этих территорий будут «измельчение типологий», приватизация и инвентаризация неэффективно используемых территорий и формирование фронтов общественных пространств. В заключение Даниил добавил, что главным результатом проекта стала выработка «инструментария обращения с разными типами городской среды».

 

Конференция продолжилась круглым столом «Идеальный город XXI века: релевантность утопии». В ходе круглого стола каждый участник представил свой вариант утопии.

Первая утопия, «Компактный город», предъявленная генеральным директором Knight Frank Николаем Пашковым, логично продолжила выступление архитекторов MLA+. Для начала Николай вкратце обрисовал историю самогó компактного города: с античных времен (когда городские границы часто переносились) через Средневековье (время уплотнения) и XX век (для которого была характерна устремленность ввысь) к сегодняшней эпохе.

Далее Николай задался вопросом: до какого предела возможно уплотнить застройку? Ответ нашелся в школьном курсе геометрии: «Максимальный заданный объем с минимальной площадью поверхности – это шар». По данным Knight Frank, весь Санкт-Петербург, с его населением, жильем, инфраструктурой образования, здравоохранения, спорта и развлечения, логистическими и инженерными коридорами, можно разместить в шаре объемом не более полутора кубических километров.

Предложения по «компактному городу» в интерпретации MLA+ прокомментировала Анна Катханова, используя сравнение планов межевания Васильевского острова 1917 и 2018 годов как пример изменения норм и законов формообразования, основанных, в том числе, на праве собственности на землю, что приводит к нарушению идеальной формы.

Директор MLA+ Яна Голубева отметила, что они изучают и используют законы формирования земельных участков в разных типах среды в своих предложениях.

Далее микрофон перешел к Никите Явейну, руководителю бюро «Студия 44». Он показал два проекта бюро, экспонированных на выставке. «Идеалом» выступил «Город на воде» – проект жилого района близ Горской, своего рода «новый Амстердам» или «новый петровский Петербург», невозможный с точки зрения сегодняшних нормативов. «Петровскую идею [района, где вместо улиц – каналы] не реализовать без Петра», – посетовал Никита Игоревич.

«Норму» же представил проект застройки кварталов на южной части намывных территорий Васильевского острова, разработанный на базе утвержденного проекта планировки и межевания территории, «который практически не оставляет простора для планировочного маневра». Главным достижением проекта стала серьезная корректировка проекта планировки и межевания.

Кроме того, архитектор показал концепцию жилого микрорайона в Пушкине, где достичь компромисса между нормой и идеалом удалось, обратившись к истории.

Всеволод Глазунов, директор по маркетингу компании LEGENDA Intelligent Development, выступил в роли девелопера-идеалиста: «Мы беремся за воплощение утопий, в том числе и ценой собственной прибыли». Компания строит «дома для людей» и «ориентируется на потребности домохозяйств».

Близость домов LEGENDA к идеалу комфортного города участники круглого стола смогли увидеть воочию на утренней экскурсии, организованной в рамках конференции и состоявшейся в тот же день. Побывавшая на ней Анна Катханова констатировала разительный контраст между внутридворовым благоустройством (за забором) и «муниципальной» улицей. Всеволод Глазунов, в свою очередь, заверил, что заборы исчезнут, как только город обеспечит среду необходимого уровня вокруг жилого комплекса.

Следующую утопию представила журналистка «РБК Петербург» Елена Кром: «Common Sense City – это в первую очередь про здравый смысл». Речь идет о том, что каждый житель города должен стать «немного экологом, немного правоведом, немного градостроителем». Утопия Common Sense City особенно актуальна в контексте Петербурга – культурной столицы России.

Петербургский архитектор Степан Липгарт уверен: «Нормально лишь то, что стремится к идеалу», а «идеален лишь тот город, который отвечает самому сокровенному в человеке». В то же время «город – это то, что должно стремить человека к лучшему, идеальному миру». Степан познакомил аудиторию со своей новой видеоработой: «Это абсолютная фантазия, некий оммаж “Поэме экстаза” Скрябина – человека, считавшего, что его музыкальные произведения способны изменить человечество».

Концепцию утопического «адаптивного города», способного считывать информацию и реагировать на нее, представила партнер бюро SA lab Алина Черейская. XXI век – это время, когда все происходит очень быстро, время, которое ставит перед человеком новые вызовы: «демографический вызов», «вызов виртуальности», «вызов движения и статики». Адаптивный город подразумевает «точечное и очень деликатное воздействие на определенные зоны, с целью получить экономический и экологический результат». На примере проектов бюро SA lab архитектор рассказала о принципах трансформации, масштабирования, модульности и динамичности. «Адаптивный город позволит перейти от территории конфликтов к территории взаимодействия».

Последнюю утопию – экологическую – представил Александр Карпов, директор Центра экспертиз ЭКОМ. Александр обозначил двойственность отношений между городом и природой. «Город – это страшный пожиратель природных ресурсов», но и «источник социального порядка», то есть «прямая противоположность всему природному». Природа в городе есть часть инженерной системы, обеспечивающая комфорт жителям (в том или ином виде это проиллюстрировали выступления большинства предыдущих докладчиков), в свободном же состоянии природа в городе «крайне нежелательна», так как «живет по своим правилам».

Далее Александр Карпов в двух словах описал собственную «экологическую утопию»:

  • город, потребляющий мало ресурсов (в том числе территориальных, что имманентно идее «компактного города»);
  • город, комфортный внутри, – «контейнер, чтобы люди не разбежались», иначе они истребят природу в ее первозданном виде, которая нам так нужна, чтобы «поддерживать биологическую оболочку»;
  • город как экспортер социального порядка;
  • город как огороженное пространство, внутри которого есть место человеку и промышленности.

В завершение конференции Константин Лапуриди познакомил аудиторию с продукцией компании «Новые горизонты» – лидера рынка детских площадок. Девиз компании гласит: «Я счастлив, когда счастлив мой ребенок!»

 

Программа продолжилась открытием второй выставки ежегодного проекта «Города будущего / Будущее городов» – «Идеал и норма».

В кураторской части экспозиции представлены работы Сергея Чобана, Степана Липгарта, а также бюро Semrén & Månsson, «Студия 44» и MLA+. По словам куратора выставки Владимира Фролова, в этом году наибольший вклад в экспозицию внесла мастерская MLA+, подготовившая не только планшеты, но и восемь архитектурных макетов, иллюстрирующих морфотипы застройки города. Яна Голубева подчеркнула, что выставка – это отличный повод еще раз привлечь внимание общественности к вопросу конфликтности городской среды. А Магнус Монссон пожелал всем присутствующим «следовать за своими мечтами» и не пугаться недостижимости идеала.

Сегмент «Будущее городов» на этот раз состоит из одного стенда, подготовленного КГА и посвященного Санкт-Петербургу. Здесь посетитель может познакомиться с основными аспектами градостроительной политики комитета.

Наконец, немаловажную часть экспозиции занимает выставка 10 работ, выбранных в шорт-лист конкурса «Северная долина – будущее Выборгского района», организованного журналом «Проект Балтия» и компанией «Главстрой – Санкт-Петербург». По словам директора проекта «Северная долина» Дмитрия Калинина, конкурс – это уникальная возможность для молодых архитекторов реализовать свою фантазию и попрактиковаться в своих навыках на примере построенного жилого комплекса. Лучшие конкурсные идеи будут учтены при воплощении малых архитектурных форм в ЖК «Северная долина».

Выставка открыта до 29 августа.

 

Записала Марина Никифорова

Фото: Алиса Гиль

 

Организаторы конференции: КГА, Новая сцена Александринского театра, журнал «Проект Балтия»

При поддержке Института Финляндии в Санкт-Петербурге, Генерального консульства Швеции в Санкт-Петербурге

Партнеры выставки: LEGENDA Intelligent Development, «Новые горизонты», Semrén & Månsson, «Главстрой-СПб»

Информационные партнеры: «РБК Петербург», Российская гильдия управляющих и девелоперов

Комментарии запрещены.

С 30 октября по 05 ноября 2018 года в Этнографическом музее (Инженерная ул,1) пройдет открытая городская архитектурная выставка: «Архитектурный ресурс Петербурга».


21 сентября в Школе креативных индустрий «Маяк» состоится третий Диспут Диогена: «Невозможная подлинность». Рассуждения приглашенных экспертов оттолкнутся от теоретических позиций Сергея Ситара, которые московский архитектурный философ суммирует в своей лекции «Отчуждение и подлинность в глобальном городе».


15 мая в Павильоне на территории Новой Голландии прошла лекция Николая Полисского «Арт-Колхоз». Цикл «Гении мест», в рамках которого был приглашен, несомненно, самый известный русский художник жанра ленд-арта, организован журналом «Проект Балтия» и проектом «Новая Голландия: культурная урбанизация». Марина Никифорова побеседовала с Николаем Полисским о природе искусства и о сотрудничестве художника с крестьянами деревни Никола-Ленивец.



250х250-файерборд (1)