№33 Ансамбль      №32 Спорт и отдых      №31 Школа   cover30_fin_corr_120     №30 Будущее

 

1

330х330_ZOD2020_

зодчество

Нужна ли городу архитектура?

Санкт-Петербург | 02.04.2013
2 апреля в выставочном зале «Потерна и каземат Государева бастиона» Петропавловской крепости прошла панельная дискуссия «Архитектура для горожан», организованная журналом «Проект Балтия» и Музеем истории Санкт-Петербурга. Событие состоялось при поддержке компании Megapolis Property Management и Немецкого культурного центра им. Гёте в Санкт-Петербурге.

 

 Специальным гостем мероприятия был немецкий архитектор Ханс Штимманн, который с 1991 по 2007 год возглавлял ведомство по строительству и городскому развитию Берлина. В ходе лекции г-н Штимманн рассказал о своей работе в столице Германии – о том, как ему удалось реализовать программу восстановления структуры «европейского города».

Во время Второй мировой войны Берлин понес значительные разрушения, затем был разъят на две части стеной. Восстановление города происходило неоднородно, без ориентации на урбанистические решения прошлого, планы менялись каждые 10 лет. Когда в 1991 году, после падения стены, город «достался» Штимманну, то больше всего был похож на открытую рану. Главный архитектор посчитал, что оптимальным решением будет вернуться к довоенной структуре столицы.

Работая над составлением регламента регенерации утраченных кварталов, Штимманн считал необходимым уйти от американской схемы расселения и от провалившейся идеи социалистического урбанизма, то есть следовать лишь собственному градостроительному опыту, который сформировался на рубеже XIX и XX столетий. Берлину надлежало ориентироваться на примеры и других крупных европейских городов, таких как Барселона, Париж, Вена, Милан, Петербург. Это означало возвращение к традиционной застройке по красной линии, к определенной высотности домов, во многих случаях – отказ от использования стекла и нетипичных цветов, организацию площадей, парков, скверов. Новая архитектура должна вписываться в структуру и масштаб городского ландшафта начала ХХ века. Многими это подчинение современности жестким правилам, почерпнутым в прошлом, воспринималось как пропаганда консерватизма. Позиция Штимманна критиковалась, однако идея «европейского города» и «критической реконструкции» победила и Берлин примирился с собственной историей. Были регенерированы Александерплац, Фридрихштрассе, Паризерплац, многие районы, пригороды и города-спутники вроде Гропиусштадта. В строгих рамках, заданных Штимманном, приходилось работать, например, таким архитекторам как Девид Чипперфильд и Рем Колхаc. Ханс Штимманн рассказал также о проектах, продолжающихся и по сей день, например о восстановлении Берлинского дворца. (См. подробнее интервью, которое будет вскоре опубликовано на нашем сайте.)

В ходе дискуссии, состоявшейся после лекции Штимманна, немецкий архитектор особо отметил роль Петербурга как важного источника для Берлина: северная столица России демонстрирует собой реальность осуществленных исторических утопий, завершенный город. Берлин же воспринимается как образец современной городской моды на архитектуру и всегда был городом, открытым к экспериментам (даже в рамках критической реконструкции): до сих пор в нем остается незавершенность.

На вопрос модератора Владимира Фролова о теперешнем опыте работы в Архитектурном совете Москвы Штимманн ответил, что пока только начал эту деятельность и не успел толком войти в курс дела.

Глава петербургского бюро «Студия 44» Никита Явейн предположил, что активная работа по регенерации Москвы пока тоже еще только слова. Он подчеркнул важность опыта реконструкции Берлина для Петербурга: высотность и масштаб квартала определяют характер городской среды. Однако отметил, что позитивный опыт Германии во многом обусловлен государственным регулированием, адекватными нормативными актами и четкой немецкой законопослушностью, чего в России ожидать не приходится. По мнению Явейна, в последние годы в Берлине также произошло ослабление регулирующей функции, о чем свидетельствует более вольная застройка. Относительно будущего Петербурга Никита Игоревич считает, что главное в регенерации – ориентироваться на потребности не конкретного квартала, а всего города в целом. По его мнению, центр Петербурга постепенно превращается в рекреационное пространство для жителей окраин. И первое место в определении функций центра занимает именно внутригородская миграция, а уже потом – междугородний и международный туризм. При этом, по мнению Явейна, важно, чтобы в центре оставались жители, желательно одной категории достатка, ибо когда уходят жители – уходят и туристы. В заключение он отметил, что сегодня риск появления диссонирующих объектов связан во многом с именами иностранных архитекторов.

Ханс Штимманн прокомментировал это высказывание, предположив, что в Петербурге стоит ввести строгие предписания о застройке в исторической части, но в рамках этих требований возможность проектирования обязательно должна предоставляться и иностранным архитекторам.

На вопрос модератора о принципиальной легитимности современной архитектуры в центре замдиректора по научной работе Музея истории Санкт-Петербурга Юлия Демиденко ответила, что, по ее мнению, конфликт между градозащитным движением и всем новым преувеличен, потому речь здесь идет не о новом как таковом, а лишь о его качестве. Большая часть новой застройки, которую мы видим, безобразна. Все любят оперировать словом «контекстуальность», но чаще понимают под ним что-то формальное – колонны, портик, и здесь Демиденко сослалась на Штимманна: имеют значение материал, цветовое решение, расстекловка окон и т. д. С этим как раз возникают реальные проблемы. Также Юлия Борисовна предложила распространять некоторые нормы центра и на новые районы, дабы у их жителей не было ощущения, что они обитают в совершенно ином городе. Кроме того, эксперт отметила важность ответственности самих горожан в вопросах сохранения исторической застройки и их готовность помочь контролю за ее состоянием. К сожалению, сегодня нет внятной городской политики, которая бы это поощряла, посетовала Демиденко.

Сопредседатель Санкт-Петербургского городского отделения ВООПИиК Маргарита Штиглиц напомнила о том, что до сих пор многие не воспринимают как культурное наследие промышленную архитектуру и архитектуру авангарда, которой в Петербурге достаточно, даже в исторических районах и представила презентацию о проблемах сохранения и реконструкции индустриального наследия от Новой Голландии до «Красного Знамени» и Мясокомбината им. Кирова. Отечественное охранное законодательство написано «под дворцы» и не дает возможности промежуточных решений: либо сохранять и ничего не трогать, либо признать не имеющим ценности и снести, что очень мешает адекватному приспособлению под современную жизнь рядовой и промышленной застройки, добавил Явейн.

Владимир Фролов обратился к представителю девелоперского сообщества – руководителю отдела маркетинга и связей с общественностью компании Megapolis Property Management Ирине Замулиной – с вопросом о том, что мешает инвесторам осуществлять качественные проекты реконструкции зданий в центре Петербурга, такие, как бизнес-центр Quattro Corti, построенный компанией по проекту итальянского бюро piuarch. Эксперт назвала основной проблемой девелоперов в Петербурге то, что цены на сами площадки таковы, что просто не оставляют финансовой возможности на дальнейшую реконструкцию и реставрацию. В результате общая окупаемость приобретения объекта недвижимости и его реставрации занимает чересчур длительный временной отрезок, что не выгодно ни одному инвестору. Подводя итог встрече, модератор подчеркнул: на подобных мероприятиях важно участие представителей администрации города, так как именно к ним обращены вопросы профессиональных сообществ. Приглашенные «Проектом Балтия» главный архитектор Петербурга Юрий Митюрёв и вице-губернатор Санкт-Петербурга Марат Оганесян, к сожалению, приехать на этот раз не смогли. Между тем опыт Ханса Штимманна (пригодившийся, по всей видимости, сегодня в Москве) именно в нашем городе мог бы помочь сформулировать строгие и адекватные по отношению как к истории, так и к современности, правила застройки свободных участков и реконструкции промышленных зон.

По завершении дискуссии, в том же помещении состоялось открытие выставки «Мой любимый город»: ребята из детского дома № 26 Адмиралтейского района создали серию рисунков, на которых запечатлели свои любимые места Петербурга. Открывая выставку, Владимир Фролов отметил: все дети изобразили фрагменты именно старого города, что подчеркивает важность сохранения архитектурного наследия, а оно, в свою очередь, хранит идентичность города, который остается и сегодня «окном в Западную Европу», однако уже не только для жителей нашей страны, но и для самих европейцев, чьи города, как в случае Берлина, зачастую потеряли историческую целостность.

Информационные партнеры: ART 1, The Village, archi.ru

Комментарии запрещены.

12.09.2019

Уважаемые участники конкурса!

Приём заявок на участие в конкурсе «Наш любимый сквер» закончен. Работы принимаются до 2 октября 2019 г. включительно.

Желаем всем удачи!


30.06.2019

30 июня 2019 года 17-ая Клаузура Диогена – короткий проектный семинар и конкурс, куратором которого было заявлено архитектурное бюро DNK ag из Москвы, не состоится. Мероприятие временно перенесено.


1 апреля 2019 года, в преддверии первой лекции в рамках цикла «Город рацио», организованного журналом «Проект Балтия» и проектом «Новая Голландия: культурная урбанизация», известный московский архитектор Сергей Скуратов поделился своим взглядом на профессию архитектора с журналом «Проект Балтия».



АРХпроект_модуль на сайт