cover31_new_136 №31 Школа cover30_fin_corr_120     №30 Будущее обложка_сверка4-122     №29 Дерево      №28 Архитектурный ландшафт

120х240_Project-Baltia  

1

http://kgainfo.spb.ru/spb_fasad_2018/

Прочтение Достоевского

Санкт-Петербург | 03.10.2018
3 октября в Петербурге прошло заседание Градостроительного совета, посвященное рассмотрению одного из самых активно обсуждаемых сегодня проектов – расширения Музея Ф. М. Достоевского в Кузнечном переулке. Для блога «Проекта Балтия» приводим различные мнения членов Градсовета, а также других экспертов, по поводу представленного архитектурного решения Евгения Герасимова.

4

Заседание Градостроительного совета, где столкнулись противоположные системы восприятия того, какой может и какой не может быть современная музейная архитектура в центре города, начался с сообщения директора Музея Ф. М. Достоевского Натальи Ашимбаевой. Мы попросили ее прокомментировать инициативу Фонда поддержки и развития Музея Ф. М. Достоевского «Петербург Достоевского», соучредителем которого является Евгений Герасимов. По мнению директора музея, сегодняшнее положение институции – анахронизм: «Наш музей был открыт в 1971 году. Тогда было трудно представить себе перспективы развития, и сейчас мы существуем в ситуации нехватки фондовых и выставочных площадей. Именно поэтому мы поддерживаем архитектурную инициативу Евгения Герасимова. Музею Достоевского нужно новое здание – оно даст нам важный импульс для дальнейшего существования. Музей будет жить в XXI веке и в будущем. Поскольку проект все еще находится в разработке, трудно оценить его критически, жизнь подсказывает новые варианты. Больше всего нас волнуют внутреннее устройство будущего музея и его взаимодействие с ныне используемыми помещениями».

Наталья не обошла стороной тему, вокруг которой идут оживленные споры, – присутствие модернистского по своему характеру здания в контексте исторической застройки. «Есть люди, очень критично высказывающиеся по этому поводу, ссылаясь на неуместность нового музея в центре города. Я не разделяю подобной точки зрения: архитекторы должны проявлять творческую инициативу, они не могут все время воспроизводить стили прошлого, тем более что стоявшее на этом месте здание совершенно заурядно и неподходяще для современного музея».

Проблема соответствия предложенного здания духу Достоевского также вызвала отклик у директора музея: «Проект напрямую не связан с творчеством писателя. В произведениях Достоевского нет воспевания архитектурных форм; правда, есть его рисунки, вдохновленные готическими постройками и сохранившиеся в рукописях. Графика Федора Михайловича относится к периоду, когда он учился на инженера в военном училище, архитектура, безусловно, интересовала писателя. Соответствие новой формы старому содержанию музея – вопрос самой насыщенности жизнью этого здания. Именно жизнь новой постройки должна быть в духе Достоевского. В конечном итоге хочется думать, что здание будет построено и все будут ему рады».

Чуть ранее Градсовета проект был также рассмотрен на встрече молодежной секции Санкт-Петербургского союза архитекторов. Побывавший на мероприятии архитектор Илья Филимонов напомнил, что впервые проект развития Музея Ф. М. Достоевского был представлен в начале года – и уже тогда проявилась неоднозначность его рецепции. «С одной стороны, новый корпус создаст грамотную логистику и позволит музею существовать в полную силу. Сегодняшний музей находится в чрезвычайно стесненных условиях. С другой стороны, проект требует явных доработок: например, расширения пространства перед входом в музей. Все это указывает на отсутствие концепции по сохранению исторического центра города и механизмов регулирования, повышающих комфорт городской среды и обеспечивающих ее устойчивое развитие».

Первоначальный вариант проекта музея

«Размышляя о специфике архитектуры, можно обратить внимание на контекстуальность фасада здания: в нем заложены масштабные членения, резонирующие с окружающей застройкой, и одновременно ощущается контрастность, присущая любому знаковому сооружению». Вслед за Натальей Ашимбаевой Илья прокомментировал вопрос связи фасада с творчеством Достоевского: «Архитектурная концепция нового музея открыта для интерпретации масштабов, материалов, деталей фасада и их соотнесения с деятельностью писателя. Подобные проекты должны включать в себя несколько уровней смысла, понимание которых наступает постепенно, в зависимости от степени знакомства с философией Достоевского».

Проект спровоцировал Илью Филимонова на рассуждения о градостроительной политике Петербурга, которые во многом созвучны тем, что были высказаны самим Евгением Герасимовым на заседании Градсовета: «Стоит ли поддерживать иллюзию города XIX века, воссоздавая и стилизуя фасады в классицистической манере, закрывая глаза на все атрибуты города ХХ века: асфальт, трафик, неоновые вывески? Или же стоит задуматься о сути феномена Петербурга, – ссылаясь на “Историю городов будущего” Дэниэла Брука, рассуждает Филимонов, – и его развитии? Что можно привнести нового в архитектуру города, понимаемого как живой организм, вектор развития которого зависит от изменения социально-экономической парадигмы общества?»

2-2_1500

Член Градсовета, а также Совета по культурному наследию Александр Кононов, хотя и поддерживает дальнейшее развитие Музея Ф. М. Достоевского, к представленной концепции относится отрицательно. «Архитектурный облик нового здания разрушает историческую среду Петербурга Достоевского, а Петербург Достоевского – главный экспонат любого музея, посвященного жизни и творчеству писателя. Своим появлением новое здание только подчеркивает, что исторического города, объекта всемирного наследия, в этом месте больше нет. К тому же применение радикально модернистского фасада здесь ничем не мотивировано».

По словам Александра, «Евгений Герасимов настаивает на своем проекте как на единственно возможном решении, не рассматривая градостроительную и архитектурную реставрацию исторического дома (до 1970-х годов находившегося на этом месте. – Ред.). Отмечу, что концепция нарушает правило охраны памятника федерального значения, которым и является дом, где жил и умер писатель: предлагается пробить несколько входов через брандмауэр сразу на нескольких этажах здания-памятника».

Александр подверг критике функциональное наполнение нового здания: «Театр, кафе, магазин, лекторий – все это имеет вспомогательный характер, присущий скорее общественно-культурному пространству, нежели музею. С учетом того, что новое здание не будет находиться в собственности города, сосуществование его с государственным музеем вызывает много вопросов в плане финансовых и имущественных отношений».

В качестве позитивной стороны проекта Александр отметил расселение квартир по черной лестнице, которое, согласно решению горисполкома, должно было произойти еще в 1988 году.

3-2_1500

Проект, оказавшийся в центре внимания общественности, еще один член Градсовета – архитектор Феликс Буянов – называет эксклюзивным случаем, когда представитель творческой профессии способен выступать как соучредитель фонда и выделять средства для его дальнейшей жизни. «С точки зрения архитектуры мне показалось интересным решение фасада. Я нахожу его достаточно метафорическим: масштаб членения фасада соответствует масштабу личности автора “Идиота”, “Братьев Карамазовых” и “Игрока”». Метафоричность архитектурной формы Феликс прослеживает также на примере материала для постройки здания. «Серый гранит – коренная порода Балтийского щита, который залегает под Петербургом. Балтийский щит распространяется на сотни километров и является одним из наиболее крепких образований земной коры. Исконная земная твердь Петербурга выходит в проекте нового здания на поверхность. К тому же серый гранит – традиционный материал для знаковых общественных зданий Петербурга, вспомним творения Федора Лидваля или Мариана Перетятковича. Проект предусматривает комбинирование различных фактур материала, что в некоторой степени заменяет деталировку фасада. Взгляд, нацеленный на архитектурные детали, сможет находить их в сколах породы».

Феликс Буянов отметил парадокс проекта: «Фасад здания ярко выбивается на фоне окружения, но само по себе здание очень контекстуально. Оно здорово вписывается в застройку Кузнечного переулка, являющегося своеобразной выставкой петербургской архитектуры разных лет. На участке длиной всего 200 метров скопилось четыре здания, каждое из которых представляет свою эпоху. Доходный дом – отель «Инжэкон» – отсылает к модерну, далее идет «выбитый зуб», на месте которого планируется расширение Музея Ф. М. Достоевского, затем мы видим дом Достоевского (самый старый дом 1849 года), с ним соседствуют Кузнечный рынок 1926–1927 годов и, наконец, молодое здание станции метро «Владимирская» 1950-х. В южной части переулка не найти и двух зданий одной стилистики. Проект Евгения Герасимова как современное нам здание выполняет заложенный историей алгоритм застройки места, подчеркивая эту особенность Кузнечного переулка.

Model

Феликс акцентировал внимание и на небольшом сквере, уничтожение которого ради возведения нового здания музея неоднократно подвергалось критике. «Дабы утрата зелени не была такой горькой, проект Евгения Львовича предусматривает озеленение кровли и южного фасада здания со стороны внутреннего двора. Я бы очень хотел, чтобы это интересное предложение не потерялось в процессе проектирования. В этой идее была бы очередная метафора: пробивающаяся из скал серого гранита жизнь. Конечно, нельзя делать архитектуру литературой, но проект очень богат на образы».

Скульптор Павел Игнатьев, участник создания памятника Достоевскому, сопоставил свой опыт работы и позицию архитектора Евгения Герасимова, обнаружив близость скульптурного и архитектурного видения. Эта общность проявилась в главенстве контекста, локальности действия и герметичности рассказываемой истории, хотя скульптура требует более конкретного образа, а архитектура профессионально гармонизирует детали. По наблюдению Павла, в проекте присутствует диссонанс, выражающийся в композиции фасада. Скульптор выразил сомнение насчет целесообразности фасадного оформления: «Не до конца ясно, являются ли его сложность, асимметричность и многофактурность следствием неожиданного планировочного решения или же попыткой отразить полифонию мира Достоевского».

В дальнейшей работе над проектом Павел предложил более чутко отнестись к контексту и попробовать развить немецкую архитектурную линию. «В проекте чувствуется влияние немецких тенденций последних десятилетий. Учитывая сотрудничество Евгения Герасимова и Сергея Чобана, пропагандирующего берлинский дизайн-код города, можно было бы придать зданию больше немецкой строгости. К тому же Кузнечный переулок чем-то напоминает старые районы германской столицы. Возможно, в этом поступке проект станет ближе к самому Достоевскому, написавшему роман “Игрок” в Висбадене».

Наконец, по мнению главного редактора журнала «Проект Балтия» Владимира Фролова, «сама геометрия фасада нового музейного корпуса наследует модернистской традиции, идущей от коллажей эпохи авангарда через монумент Карлу Либкнехту и Розе Люксембург Миса ван дер Роэ к музейным зданиям нашего времени – Новому музею современного искусства (SANAA) в Нью-Йорке середины 2000-х и Музею архитектурного рисунка Сергея Чобана в Берлине. В Петербурге включения сильных акцентов неисторической стилистики – не такая уж редкость, но чаще всего зодчие пытались по возможности деактивировать новое сооружение в ряду существующей застройки: упростить фасад, отступить от красной линии. Последние же годы связаны скорее с консервативными и в разной степени контекстуальными решениями, и вот один из ведущих архитекторов города предлагает осуществить поворот к эстетике XX века. Стремление создать в Петербурге заметный акцент, достойный “бренда Достоевского”, узнаваемый и привлекающий внимание туристов и горожан, представляется правомерным. Естественно, дознаться у самого Федора Михайловича, как бы он отнесся к предлагаемому проекту, решительно невозможно. И все же известно, что писатель – представитель эпохи эклектики, или историзма, – относился к западным обновляющим влияниям весьма настороженно».

 

Текст: Карина Харебова

Комментарии запрещены.

Дирекция фестиваля «Зодчество ’18» объявляет о продолжении приема работ для участия в смотрах-конкурсах и приглашает к участию архитекторов, проектные институты, мастерские и творческие коллективы, студентов архитектурных ВУЗов, администрации регионов и городов, журналистов и исследователей архитектуры.


27.09.2018

21 сентября в Школе креативных индустрий «Маяк» состоялся третий Диспут
Диогена. Своими рассуждениями о «невозможной подлинности», а именно так
звучала тема диспута, поделились: Сергей Ситар, архитектор и философ,
преподаватель школы МАРШ; Михаил Мильчик, искусствовед и историк
архитектуры; Алла Митрофанова, философ, руководитель проектов
«Философское кафе» и «Галерея экспериментального звука»; Оксана Саркисян,
преподаватель РГГУ, куратор и арт-критик; Алексей Левчук, архитектор и
теоретик.


15 мая в Павильоне на территории Новой Голландии прошла лекция Николая Полисского «Арт-Колхоз». Цикл «Гении мест», в рамках которого был приглашен, несомненно, самый известный русский художник жанра ленд-арта, организован журналом «Проект Балтия» и проектом «Новая Голландия: культурная урбанизация». Марина Никифорова побеседовала с Николаем Полисским о природе искусства и о сотрудничестве художника с крестьянами деревни Никола-Ленивец.



250х250-файерборд (1)