№29 Дерево  №28 Архитектурный ландшафт       №27 Обитать  

 

Илкка Суппанен: дизайн-коннектор

Санкт-Петербург | 20.05.2011
Интервью с известным финским дизайнером Илккой Суппаненом было записано после его лекции, организованной журналом «Проект Балтия» в галерее «Модернариат» в Петербурге 20 мая 2011 года. Лекция прошла при поддержке компании Best Ceramics.

Вы работаете и как архитектор, и как дизайнер. В чем состоит ваш основной творческий интерес?
Более всего меня интересует глобальная политика – некая цепь реакций, звеньями которой мы являемся. Политика связана с деньгами, и мне всегда любопытно, как мы соотносимся с этой системой и какое влияние сами можем на нее оказывать.
Будучи скандинавским дизайнером, ты постоянно ассоциируешься с предполагаемым объектом своего вдохновения – неким спокойным, бледным и задумчивым природным пейзажем. Честно говоря, я всегда немного стеснялся этого, потому что сам вырос на городской окраине, а у моей семьи не было даже дачи. Но яхту я приобрел очень рано! Море символизирует для меня возможность отправиться куда и когда угодно. В море меня посещает ощущение непрерывной связи со всем миром и всей водной стихией вокруг меня.
Поскольку моя профессиональная принадлежность всегда была немного неконкретной: я одновременно и дизайнер и архитектор, – я стал скорее путешественником, чем человеком с какой-то фиксированной идентичностью. Во всех обществах всегда есть кто-то, кто отправляется в путешествие, чтобы совершить новые открытия. Так испокон веков происходило развитие социума: люди привозили знание из одного места в другое и, соединяя привезенное с тем, что уже известно дома, изобретали нечто новое. В каком-то смысле я тоже скорее подобный соединитель, коннектор, чем дизайнер.

Куда приводили вас путешествия?
Недавно я работал над проектом в Ориссе, в Индии. В этом регионе не существует никакого понятия о правах человека. Неприкасаемые живут в крайне жестких условиях: их могут убить или ограбить без всякого наказания за содеянное. Там женщины выживают за счет плетения корзин. Техника эта очень старая, и они владеют ею в совершенстве. Но сегодня в IKEA можно найти корзину почти задаром, и потому извлекать доход из этого красивого ручного труда всё труднее и труднее. Тогда мы решили, что нужно делать не корзины, а лампы. Мы посмотрели на объект с новой точки зрения, добавили технологию, придали плетеному изделию форму светильника и связались с дизайн-галереями в Европе и Северной Америке. Лишь немного изменив способ производства, мы создали продукт, который можно продать за тысячу евро. Так что благодаря этому проекту не только я попутешествовал по Индии, но и женщины Ориссы оказались в более обнадеживающей жизненной ситуации.

Вы также работаете с бездомными в Сан-Паулу. Зачем?
В Сан-Паулу совершенно не решен вопрос сбора мусора. Единственный способ уборки улиц здесь – это работа бездомных, которые продают найденное компаниям, занимающимся переработкой мусора. Бездомные работают за доллар в день, и это для них вообще единственный способ заработать. В общем, такая очень странная урбанистическая экосистема с по-настоящему адской динамикой!

А что вы, дизайнер из Финляндии, можете сделать, чтобы изменить эти условия?
Различие ситуаций в Ориссе и Сан-Паулу состоит в том, что жители последнего не имеют особых профессиональных навыков. И невозможно начать продавать выброшенный кем-то предмет, просто привинтив к нему лампочку. И я понял: единственный способ помочь этим людям – предложить им мои связи и знания.
Что сейчас происходит: одна финская компания начала изучать возможность трансформации мусора в стройматериалы, а также промышленного производства этих материалов. Если все получится, то мусор не просто будет пущен во второй круг использования, но выйдет на более высокий уровень, преобразится в нечто более ценное. А это означает и более высокий доход для людей, которые его собирают. И что еще важнее, бездомные окажутся в непосредственной близости от процесса жилого строительства.


Как вы относитесь к тому факту, что вы, будучи дизайнером, работаете в качестве первого звена в системной цепи, которая в один прекрасный день неизбежно приводит произведенный вами продукт на свалку?
Мне было бы очень интересно увидеть один из моих объектов там – в Сан-Паулу! Вообще-то, когда мы были у собирателей мусора «в гостях», то увидели целую полку предметов Alessi, итальянского дизайнерского бренда. Эти вещи не были разломаны на части или подвергнуты какому-то вторичному использованию, они оказались выставлены на отдельной полке. Факт говорит о том, что в дизайне существуют ценности, которые делают вероятность выбрасывания определенных предметов ниже.
Но в целом с указанной вами проблемой действительно приходится сталкиваться. Для меня работа дизайнера не заключается обязательно только в изобретении новых продуктов, скорее мне интересны новые способы соединения уже существующих знаний. Например, если совместить различные функции в одном предмете, то можно снизить потребление материалов и вдобавок создать более оригинальный продукт.

Глядя на ваши работы, видишь, что идея соединения так или иначе применена во многих из них. Например, обволакивая фрагмент атмосферы тонкой пленкой, вы, собственно говоря, трансформируете в сиденье сам воздух.
Хорошее описание! Наверное, способность соединять – самая сильная моя сторона. Всегда есть кто-то более талантливый, кто-то, кто создает более красивый дизайн, применяет более умные решения и т. д. Мой же метод заключается в использовании уже имеющихся знаний, в том, что я делаю так, что они по-новому работают вместе. Я стремлюсь получить в итоге нечто светлое и простое. Пытаюсь найти само ядро простоты.

В ходе работы вашей студии вы часто создаете макеты в масштабе 1:1 и делаете эскизы от руки. Почему вы используете именно эти методы?
В первую очередь потому, что в виде макета в натуральную величину предмет выглядит так, как не может быть представлен ни на бумаге, ни с помощью компьютера. Когда я начал работать с виллой Ило, я приехал на участок с заказчиком – и мы обсуждали прямо на месте, откуда открываются наиболее выгодные виды, где лучше спать и т. д. В каком-то смысле это похоже на создание модели 1:1.
Сейчас, кстати, мы впервые делаем проект вообще без помощи компьютерной анимации. Это немного пугает наших заказчиков. Они ничего не сказали, но можно было видеть по глазам, как они были обескуражены, когда я пришел с набросками, а не с рендерами. Тем не менее одно из главных преимуществ такого способа производства заключается в том, что у вас появляется больше времени непосредственно для работы, обдумывания. Вместо того чтобы проводить три последних дня, трудясь над красивой презентацией, – можно продолжать заниматься собственно дизайном. Рисование – это инструмент и в то же время результат.

Интервью: Илва Фрид

Фото: Алиса Гиль

 

Илкка Суппанен – архитектор, промышленный дизайнер. Основатель Studio Suppanen (Хельсинки). Среди клиентов Studio Suppanen такие бренды, как Artek, Axis, Cappellini, Ferlea, Lucente, Luhta, Nokia, Proventus design и Saab automobiles. Работы Суппанена были представлены на выставках по всему миру, в том числе на архитектурной биеннале в Венеции, на Миланском мебельном салоне в музее MoMA в Нью-Йорке. Созданные им предметы находятся в коллекциях Stedelijk Museum в Амстердаме, Museum fuer Angewandte Kunst в Кёльне и Музея дизайна в Хельсинки

Комментарии запрещены.

29 июня, в рамках Дней Швеции – 2017, при поддержке журнала «Проект Балтия» состоится публичная беседа между шведским архитектором Юханом Паю и вице-президентом по маркетингу и коммуникациям компании Bonava Софией Рудбек, которые обсудят, что делает людей счастливыми в тех местах, где они обитают.


5 июня на площадке bulthaup studio состоялась четвертая Клаузура Диогена. Куратором выступил Сергей Чобан, руководитель бюро SPEECH (Москва) и nps tchoban voss (Берлин).


01.12.2016

30 ноября, в последний день работы выставки конкурса «ПлатФорма», организованного журналом «Проект Балтия», «Группой ЛСР» и Новой сценой Александринского театра, состоялись лекции членов жюри конкурса. Выступили архитекторы Ерун Схиппер (Роттердам), Киммо Линтула (Хельсинки), Рубен Аракелян (Москва) и Морис Нио (Роттердам). Корреспонденту «Проекта Балтия» удалось побеседовать с Морисом Нио, которого часто называют художником и поэтом от архитектуры.