cover31_new_136 №31 Школа cover30_fin_corr_120     №30 Будущее обложка_сверка4-122     №29 Дерево      №28 Архитектурный ландшафт

 

1

http://kgainfo.spb.ru/spb_fasad_2018/

Постпроект «Новый Буян»

16 апреля в Школе креативных индустрий «Маяк» на территории Новой Голландии состоялась десятая Клаузура Диогена. Кураторами юбилейного семинара выступили самарские архитекторы Сергей Малахов и Евгения Репина.

IMG_0681

Сергей Малахов и Евгения Репина работают в жанре «иронического концептуального проектирования» (так они сами называют свой подход). Архитекторы рассказали участникам клаузуры, что их родной город – Самара – расположен на берегу Средней Волги, «в пограничной зоне между степью и лесом». Вот только прекрасная природа этого края, по словам Евгении, не находит никакого отражения в творческом методе местных проектировщиков: «Всё, что мы видим, – это либо чудовищный треш, либо жгучий девелопмент, разъедающий как гринфилды, так и центр города». Впрочем, не испытывают кураторы особой любви и к работам зарубежных «стархитекторов» – «заложников собственного авторского метода, рабов некой формы или приема», благодаря которому они однажды прославились, а теперь вынуждены его воспроизводить, чтобы содержать бюро. «Это закон рынка».

Симпатизируют же самарские гости «анонимной народной архитектуре». Не фольклорной (у фольклора, как у формы искусства, есть «свой канон, свои правила высказывания, своя грамматика, семантика и семиотика»), а той, которая «носит бессознательный характер». И пусть она «корява, неумела, провокационна и почти уродлива», в ней «есть душа». Именно такие объекты в окрестностях Самары и коллекционируют архитекторы вот уже почти 20 лет.

«Натыкаясь на подобные странные сооружения, ты чувствуешь зазор между тем, что видишь, и тем, что понимаешь, – прокомментировала Евгения. – И в эту зияющую семантическую пустоту ты вынужден вкладывать свои значения, по-своему ее интерпретировать».

Вдохновившись «анонимной архитектурой», Сергей и Евгения придумали уникальный метод, который назвали «постпроектом». Это «художественная стратегия на грани искусства, иронии и удовольствия»: архитекторы и их ученики создают проект (с эскизами, чертежами, макетами…) к уже существующему сооружению и тем самым меняют местами причину и следствие. Евгения пояснила: «Мы достраиваем историю проектирования по одной фотографии некоего заурядного строения. Мы не стремимся к достоверности, к буквальности, – мы все равно не знаем, кто возвел выбранное сооружение и зачем, кто там обитает и что это значит. Не знаем, как объект выглядит с другой стороны или под землей. Это мгновенный снимок, snapshot». Сергей добавил, что серьезность происходящему придает имитация настоящей проектной документации.

Также, по словам Евгении, изобретенный ими метод проблематизирует авторскую позицию «снобистской и амбициозной» профессии архитектора. Кураторы уверены: сегодня нужны не «авторские жесты», а «вежливый ремонт того, что уже наворочено человечеством».

Именно «постпроектом» и должны были заняться участники десятой Клаузуры Диогена – на примере маленького «анонимного» домишки в селе Новый Буян под Самарой. «Представьте себя на месте известного архитектора, который построил это здание, а теперь восстанавливает проектные материалы», – попросил Сергей.

IMG_6928 (2)

Перед участниками стояла задача: пользуясь одной фотографией, не только нарисовать первоначальный проект, но и придумать его историю.

Результаты клаузуры «глубоко тронули» кураторов: по словам Евгении, все «включились в игру» и точно поймали смысл метода. По завершении семинара были выбраны три победителя: Юлия Фомина, Никита Лучинин и «ветеран» Клаузур Диогена Владимир Цехомский.

Третье место досталось Никите Лучинину, создавшему «постпроект» дорожного знака на въезде в город. Никита предположил, что существующее здание, в котором торгуют автозапчастями, затевалось как лишь одно из ряда таких же сооружений, наделенных следующими функциями: гастроном, шиномонтаж, гостиница и столовая. Сам дорожный знак расположен над ними – по букве на каждый домик. «Все маленькие города гордятся своей “маленьковостью”, однако в душе они все хотят что-то значить», – прокомментировал автор. По легенде, проект должен был быть реализован в 1980-х, но «что-то пошло не так – и Новый Буян так и остался маленьким».

Кураторы высоко оценили оригинальный подход «мультиплицирования», который применил автор, – когда существующий объект оказался одним из компонентов незавершенной серии.

IMG_0811

Интерпретируя предложенное Евгенией и Сергеем здание, занявший второе место Владимир Цехомский придумал целую альтернативную реальность, где не было «суровой разборки с лидерами 90-х». Таким образом, действие происходит в «альтернативной Самаре с альтернативной историей и немного альтернативной географией».

По задумке Цехомского, заказчик проекта Nostalgia Hotel (или Back to 90s) – глава компании «Интернешнл Газ Петролиум Девелопмент Самара Инкорпорейтед», по совместительству пожизненный мэр и глава градсовета.

Комплекс отеля развивается вокруг музея автозапчастей (именно этот объект изображен на фото), отсюда уважаемый заказчик и начинал свой бизнес. Здесь же – прокат ретроавтомобилей (его мы также видим на фотографии) и инсталляция «Свалка». Нужно понимать, что «такого понятия в альтернативной Самаре вообще нет, так что для создания инсталляции пришлось пригласить специалиста из Соединенных Штатов».

На ту же площадь выходит несколько павильонов: пивной ларек «Пива нет» («который вызывает слезы умиления и радости»), кафе «Добрый вечер» («зашел, поел – и добрый вечер»), Музей бейсбольных бит и туалет.

Сам шестизвездочный отель в стиле green architecture террасами спускается к Волге. Основным материалом здесь, как принято в альтернативной Самаре, выступает травертин – с натуральной позолотой. Террасы украшены пальмами, специально привезенными из аравийской пустыни и для сохранности пропитанными эпоксидной смолой. На берегу – пирсы, к которым припаркованы любимые заказчиком яхты. Музей и набережную соединяет «именитый Буяновский Спуск» с уклоном 12–13 процентов.

Проект полюбился кураторам не только за использование «мифологии 90-х», но и за то, что Владимир, по словам Сергея, «интерпретировал маленькое через огромное».

IMG_0795

Первое место заняла Юлия Фомина, предложившая систему маскировки «Буян». Девиз проекта – «Нечто большее»: под невзрачным с виду домиком скрывается ракета с целым комплексом обслуживающих ее помещений, в том числе и жилых. Изображенный на одном из фасадов пляж с пальмами – не что иное, как координаты. Более того, по задумке автора, этот проект – типовой: по стране разбросано множество подобных маскировочных сооружений.

Юлия рассказала, что позаимствовала идею из детства: ее папа вырос на берегу реки в Ленинграде и всегда мечтал построить подводную лодку в каком-нибудь сарае и уплыть на ней в Финляндию.

IMG_0819

Сергей Малахов назвал проект Юлии «милой подземной угрозой» и «мечтой в гротескном виде». В свою очередь, Владимиру Фролову система маскировки «Буян» напомнила работы московской команды «Обледенение архитекторов», которая тоже «любит придумывать сложные концептуальные подсмыслы к простым вещам». Кром того, Владимир Фролов порекомендовал автору познакомиться с книгой Поля Вирильо «Бункерная археология», повествующей о «метафизике, скрытой за ординарными фортификационными сооружениями XX века». По словам Владимира Цехомского, включившегося в обсуждение, проект Юлии – «полная сублимация сегодняшнего дня».

 

Записала Марина Никифорова

Фото: Алиса Гиль

Комментарии запрещены.

С 30 октября по 05 ноября 2018 года в Этнографическом музее (Инженерная ул,1) пройдет открытая городская архитектурная выставка: «Архитектурный ресурс Петербурга».


21 сентября в Школе креативных индустрий «Маяк» состоится третий Диспут Диогена: «Невозможная подлинность». Рассуждения приглашенных экспертов оттолкнутся от теоретических позиций Сергея Ситара, которые московский архитектурный философ суммирует в своей лекции «Отчуждение и подлинность в глобальном городе».


15 мая в Павильоне на территории Новой Голландии прошла лекция Николая Полисского «Арт-Колхоз». Цикл «Гении мест», в рамках которого был приглашен, несомненно, самый известный русский художник жанра ленд-арта, организован журналом «Проект Балтия» и проектом «Новая Голландия: культурная урбанизация». Марина Никифорова побеседовала с Николаем Полисским о природе искусства и о сотрудничестве художника с крестьянами деревни Никола-Ленивец.



250х250-файерборд (1)