№33 Ансамбль      №32 Спорт и отдых      №31 Школа   cover30_fin_corr_120     №30 Будущее

 

1

«Зеленый урбанизм»: ресурс капитализации или новая религия?

23 июля в клубе «Мачты» в общественно-деловом пространстве «Севкабель Порт» журнал «Проект Балтия» совместно с компанией Derevo Park провели панельную дискуссию «Зеленый урбанизм». С докладами выступили Виктор Коротыч, Михаил Климовский, Андрей Кочетков и Мария Тиника.

IMG_2931

В начале разговора главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов напомнил, что термин «зеленый урбанизм» был введен американским теоретиком Тимоти Битли во второй половине 2000-х годов и что эта концепция развивает идеи постмодернистского «нового урбанизма». «Подобный подход, нацеленный на возвращение к структуре Старого города, актуален для Петербурга. Северная столица, в отличие от традиционных русских поселений с их живописным синтезом построек и природы, была создана по европейской градостроительной модели эпохи барокко, где немаловажную роль играл регулярный сад. Петр I сбалансированно распределил пространства застройки и озеленения: вспомним Летний сад, развитие парков загородных резиденций. Однако активная урбанизация привела в результате к тому, что Петербург сегодня значительно уступает западным городам по количеству и качеству озеленения». Участники дискуссии вместе рассуждали о том, как исправить сложившуюся ситуацию и вернуть природу не только в Петербург, но и в другие города России.

Архитектор Виктор Коротыч, основываясь на опыте работы петербургского филиала голландского бюро MLA+, определил наличие и доступность зелени как «приманку, которую мегаполис закидывает своему обитателю, чтобы его удержать». Виктор привел четыре примера городов нашей страны, где бюро работало над стратегией отношения к природе. Список открыла Пермь – первый город на постсоветском пространстве, получивший мастер-план авторства западных специалистов (KCAP. – Ред.). Ключевым положением документа стало формирование зеленого кольца, соединяющего долины малых рек с речным фронтом Камы. Этот план был актуализирован MLA+: «Мы предложили ревитализацию территорий между городским ядром и рекой, в результате чего получилась бы связь жилых территорий с водой и прослойка новых районов, насыщенных инвестициями и жителями». Виктор подчеркнул, что заказчиком выступило правительство Перми; это говорит о том, насколько осознанна деятельность администрации в работе с городской средой и инвестициями.

Другим примером стал Ижевск: «По инициативе одного девелопера команда специалистов организовала воркшоп “Реки города”, посвященный судьбе реки Подборенки. В итоге были проведены городской фестиваль, воркшоп по расчистке речного русла, а также разработан профессиональный мастер-план развития территории, учитывающий мнение жителей и побуждающий малый бизнес к диалогу с властью».

В Петербурге внимание MLA+ привлекла тема малых рек, особенно их потенциал в качестве сети альтернативной мобильности, связывающей центр и периферию. «Разработав карту подобных коридоров, мы хотели показать, что при определенных преобразованиях, юридических возможностях и инвестициях проложенные вдоль малых рек пути и парки можно использовать как эффективный логистический ресурс, что в корне меняет представление о городе. Наш подход оказался близок администрации, мы уже смогли преобразовать набережную реки Смоленки и сейчас работаем с другой рекой – Охтой».

Еще одним примером стал Воронеж, где в данный момент MLA+ ведет свою работу. «По заказу воронежского девелопера, реализующего жилые проекты среди впечатляющих природных ландшафтов, мы размышляли о том, как связать новую застройку с зелеными активами города: водохранилищем, массивом нагорной дубравы и лесами. Составив матричную модель и объединив все элементы в кросс-масштабную систему, мы обратились к мировому опыту решения подобных задач. Кейсы Лондона и Хельсинки показали, что важно уделять внимание не только количеству зелени, но качественно оценивать ее доступность. Так, главным шагом к формированию природных связей в Воронеже стало осознание того, что город находится на водоразделе двух рек: Дона и Воронежа. Для установления единства природных активов была предложена система поперечных связей между речными долинами, формирование лесного и паркового полуколец». В завершение своего доклада Виктор подчеркнул, что необходимо искать баланс между использованием и сохранением открытых природных пространств как ядер регенерации и разнообразия жизни.

Следующий спикер – Михаил Климовский (ИТМО) – сконцентрировался на терминах, которые мы используем в разговоре о зеленом урбанизме. По мнению Михаила, ключевая проблема кроется в подмене понятий озеленения и благоустройства. «Важно осознавать, что зеленая инфраструктура не равна благоустройству, а в ряде случаев ему противоположна. К сожалению, благоустройство у нас осуществляется лишь инженерами и архитекторами, без привлечения биологов и экологов, что наносит колоссальный урон биоразнообразию».

Сославшись на столичную статистику общего оскудения экосистемы, Михаил предложил альтернативные, надуровневые подходы к формированию зеленой среды, рассматривающие ее наравне с транспортной или инженерной инфраструктурой. Подобные практики уже давно применяются на Западе. К примеру, в конце прошлого века в США была создана организация Green Infrastructure World Group: 300 различных компаний объединились для системного управления городами и борьбы с главной проблемой озеленения – фрагментацией. Михаил вспомнил создателя Центрального парка в Нью-Йорке, ландшафтного архитектора Фредерика Ло Олмстеда, чьи принципы гармонично связанных природных зон города до сих пор остаются ориентиром для американцев.

Помимо США, также были рассмотрены зеленые стратегии Лондона и Барселоны. «Англичане пришли к городскому планированию на правительственном уровне и пониманию природы как капитала, более важного, нежели деньги. Зеленая инфраструктура, в отличие от любой другой, не наносит вред и не оставляет пагубного следа. Заслуга испанцев в том, что они подходят к экологическим стратегиям инклюзивно, с вовлечением различных специалистов. Разработав в 2010 году план устойчивого и длительного развития, барселонцы создали эффективный и комплексный городской метаболизм, в равной степени учитывающий интересы людей, животных и растений, ведь природа в конечном итоге древнее и умнее человека», – заключил Михаил.

Соучредитель компании Derevo Park Андрей Кочетков отметил в начале выступления позитивную тенденцию к созданию пространств для человека в современной России: «Сейчас люди выбирают не только архитектуру, но и среду, в которой они будут жить. В связи с этим возникает запрос на многофункциональность пространства, возникает необходимость появления территорий для активного времяпрепровождения и для создания комьюнити». Однако Андрей заметил, что на данный момент еще не существует отлаженной системы создания грамотного благоустройства; кроме того, часто не производится никакой работы с населением и не выявляются истинные потребности конечных потребителей. «Часто сам процесс проектирования оказывается одноэтапным и игнорирует многие важные параметры: комплексный анализ существующего положения, антропологические и социологические исследования, связь между различными этапами работы и тому подобное».

Еще одна проблема, по мнению Андрея, – отсутствие взаимосвязи между разными этапами проектирования. Часто концепцию делает одна компания, рабочую документацию делает другая, а реализацией занимается третья, и все они никак не взаимодействуют между собой. Соответственно, проект получается далеким от правды жизни, а воплощение – далеким от проекта и от людей, для которых делается благоустройство. В качестве решения Андрей предложил применять пятиэтапную систему и обязательно наладить взаимосвязь между всеми звеньями рабочего процесса. Компания, занимающаяся созданием концепции, обязана участвовать во всех этапах и контролировать рабочий процесс. Так, на первом этапе Андрей предложил проводить комплексный анализ, включающий антропологические исследования, опрос фокус-группы, натурные исследования, составление портрета потребителя и диджитал-антропологию. На основании полученных знаний переходить ко второму этапу – формированию технического задания. «Техническое задание – не лист формата А4 с перечнем норм проектирования, как часто бывает; оно должно отображать комплексное ви́дение проекта в его развитии». Именно в этот момент должны быть сформированы основные функции и бюджет, сформулированы основные задачи. Именно на этом этапе важно обсудить проект с горожанами, чтобы иметь возможность вовремя внести корректировки. На третьем этапе разрабатывается дизайн-проект и подводятся итоги обсуждения с конечным потребителем. На финальных этапах разрабатывается проектно-сметная документация и идут строительные работы. Готовый проект должен согласовываться с проектировщиками; крайне важно, чтобы авторы концептуального проекта принимали участие во всех этапах реализации.

Также Андрей отметил популярные ошибки в создании общественных пространств. Одной из важных проблем было названо высотное соотношение озеленения и благоустройства, где природные насаждения оказываются выше уровня улиц и становятся причиной их загрязнения. В равной степени болезненными оказались вопросы неоправданного использования поребрика вместо бордюра, заборов вместо естественных изгородей и всеобщая любовь к газону, когда застройщики не учитывают трудоемкость его эксплуатации: газон обедняет почву, требует постоянного покоса, удобрения и полива. Чтобы избежать упомянутых проблем, Андрей предложил следовать мировому тренду – минимизации площади газона в пользу устойчивых растительных сообществ, имитирующих дикую природу. «Этой тенденцией мы обязаны голландцу Питу Удольфу, реализовавшему новые ландшафтные принципы в чикагском Миллениум-парке. Плюсы данной тенденции очевидны: травы и многолетники, характерные для “естественного” озеленения, устойчивы к агрессивной среде и не требуют постоянного ухода». В финале выступления Андрей сконцентрировался на технической изнанке темы и поделился неочевидными нюансами посадки растений. «В работе с деревьями часто не учитывается тот факт, что их корневая система попадает в городе в агрессивную среду, возникающую в результате наличия подземной инфраструктуры мегаполиса, однако и сама эта система не менее агрессивна. Корни прорастают сквозь асфальт, выдавливают плитку, повреждают гидроизоляцию, поэтому необходимо защищать городские коммуникации и применять заграждающие экраны. Также стоит рассчитывать размеры посадочных ям, ориентируясь на дальнейший рост дерева, и обеспечивать глубинную аэрацию зелени в условиях постоянно уплотняющейся почвы. Успешный рост дерева в таких условиях помогают поддерживать посадочные коробки – специальные каркасы, распределяющие пешеходно-транспортную нагрузку. Существует множество хитростей в посадке растений, главное – не экономить на проектных решениях озеленения и ставить их во главу угла».

Завершающий доклад Марии Тиники был посвящен «раститектуре» (от английского hortitecture). Мария напомнила, что в 2015 году Россия, как и многие другие государства, подписала документ о 17 целях устойчивого развития, где под номером 13 значится борьба с изменением климата. «У нас до сих пор не складывается осознание того, что дерево – главный элемент в этой борьбе. Для отечественных архитекторов и строителей оно, как и 100 лет назад, остается лишь материалом, в то время как во всем мире дерево уже признано ресурсом и полноправным элементом жизни в городе».

Мария отметила, что, несмотря на плотность городской застройки, можно найти множество способов вернуть природу в мегаполисы. Одним из таковых является вертикальное озеленение фасадов, которым в России занимаются скорее сами жители, нежели власти. «В то же время за границей подобные вопросы решаются на высшем уровне: например, в Германии вертикальное озеленение фасадов включено в законодательство многих земель, а в других странах архитекторы разрабатывают вертикальные зеленые небоскребы, фермы и сады».

Сделать свой город заметно зеленее можно, высаживая деревья на крышах. «В Екатеринбурге подобную инициативу проявил местный житель, но обустроенный им сад был ликвидирован, как это часто бывает, уже упоминавшимися сегодня методами благоустройства. Стихийное появление растительности на крышах – еще одна часть российской действительности, стоит вспомнить небольшое изящное деревце, растущее на крыше особняка Брусницыных. Параллельно во вьетнамском Хошимине выведенные на крышу деревья стали привычным зрелищем, а лондонские сады на кровле и вовсе используются как общественные пространства. Напомню, что даже один из проектов реконструкции Нотр-Дама подразумевал создание сада на его кровле».

Сравнив исторические фотографии Петербурга и новейшие жилые комплексы с разной по времени застройкой Шанхая и Бруклина, Мария наглядно продемонстрировала, как зелень исчезла с улиц нашего города. «Видимо, она была недостаточно красива», – предположила Мария и перешла к рассмотрению недавних крупных архитектурных проектов Петербурга: реализованных и оставшихся на бумаге.

«“Газпром Арена”, считающаяся предвестником будущего, на самом деле осталась в прошлом. Будущее – это проект деревянного стадиона Захи Хадид, окруженного вновь созданным лесом». Общественные пространства города также лишены зелени, что прослеживается в решении пешеходного участка Большой Морской улицы и проекте территории, прилегающей к «Лахта Центру». «Эти примеры, как и наглухо забетонированная Северная батарея № 7 или серый проект комплекса обороны и блокады Ленинграда, демонстрируют неумение работать с зеленой инфраструктурой. Мы уже потратили безумные деньги на то, что на многие годы отстало от жизни».

В Европе, Америке и Азии асфальтовые пустыни, парковки и даже целые города уже сейчас превращаются в оазисы, а Лондон объявляет себя первым городом – национальным парком. В визуализациях будущего облика зарубежных мегаполисов зеленый становится преобладающим цветом, green – новой формой религии. Апеллируя к знаменитому названию одной из инсталляций Ильи и Эмилии Кабаковых, Мария заключила: «Растения умнее нас, и именно они помогут нам попасть в будущее».

В ответ на критику общественных пространств Петербурга Илья Спиридонов (бюро «ХВОЯ») как один из авторов реконструкции участка Большой Морской улицы признался, что отказ от озеленения и любых вертикальных элементов был вполне осознанным. «Я сам очень люблю деревья, но в работе мы отталкивались не от своих пристрастий, а от существующей объемно-пространственной ситуации. С нашей точки зрения, нарушение сложившейся композиционной истории участка оказалось бы кощунством. Использование деревьев в проектах также осложняется тем, что они не окупаются, а убедить заказчика в своей правоте зачастую бывает сложно; решением здесь должно стать законодательное регулирование ситуации».

Архитектор Феликс Буянов продолжил идею Ильи о законодательном регулировании в области зеленой урбанистики: «В конструктивном диалоге с главным архитектором города Владимиром Григорьевым мы пытаемся прийти к тому, что акцент стоит сместить с процента озеленения территории на процент высаженной высокоствольной зелени. Сейчас же девелоперы и застройщики экономят на деревьях, делая выбор в пользу лысеющего газона и формально оставаясь в рамках законодательства. Мы также пытаемся преодолеть норматив, неадекватно позволяющий использовать поверхность земли для автомобилей, а не для озеленения. Уже сейчас оформляется тенденция к обустройству подземных паркингов даже в комплексах экономкласса, но все еще существует проблема с их сбытом. В целом мы наблюдаем положительные тренды, однако изменения происходят медленнее, чем хотелось бы».

Архитектор бюро «Горпроект» и член редакционной коллегии журнала «Зеленые здания» Филипп Никандров еще раз подчеркнул зависимость зеленого урбанизма от законодательства. «Сегодняшняя ситуация – результат наших строительных правил. Она изменится, когда нормативы разрешат учитывать компенсирующее озеленение кровель и стилобатов и будут дифференцировать типы озеленения не только в квадратуре площади, но и в высотности. Но далеко не все достигается изменением норм: решение задач зеленого урбанизма может быть обеспечено лишь на конкурентной основе через новые архитектурные конкурсы с участием профессиональных жюри».

По мнению Филиппа, решения в подобных конкурсах не должны выноситься на суд широкой общественности, которую стоит подключать уже на этапе реализации проектов. «В новых реалиях “шеринговой экономики” активные горожане, тоскующие по природе в бетонных джунглях, и представители бизнеса могли бы совместно реализовывать и финансировать креативные “зеленые проекты”, не перекладывая бремя затрат на неповоротливые и законодательно ограниченные муниципальные власти. Здесь есть огромный потенциал, и власть должна не мешать созданию нового зеленого каркаса, а сосредоточиться на сохранении и реконструкции уже имеющегося природного наследия».

После всех докладов участников Алиса Тимошина (Бюро городских проектов) предложила создать пилотные проекты и активно вести просветительскую работу среди жителей и представителей бизнеса. В свою очередь, Александр Холоднов (институт «Урбаника») упомянул об изнанке зеленого урбанизма – радикальном повышении плотности городской застройки, наблюдаемом во всем мире. Александр предположил, что это может быть и неплохо, «ведь природе станет только лучше, если мы будем жить от нее подальше».

Более футуристичным оказалось ви́дение архитектора и теоретика пангуманизма Алексея Левчука: «Последние два года я думаю о сращивании архитектуры и растительной жизни при помощи нанотехнологий и изменения генетической структуры биологических объектов. Если это произойдет, мы сможем сформировать здания-дендрообъекты, а это единственно возможный путь существования раститектуры будущего».

Илья Филимонов («ИНТЕРКОЛУМНИУМ») вернулся к уже затронутой теме контекстуальности: «В Европе многие проекты начинают умирать, поскольку они пошли по модернистскому пути игнорирования природных и географических особенностей. В результате мы видим, как некогда живой газон заменяется пластиковым ковром для поддержания некогда заданного рисунка. Проектируя что-либо сейчас, важно понимать, как это станет развиваться дальше, и экологические проекты – не исключение, а наша инвестиция в будущее».

Наконец, главный хранитель садов Русского музея Ольга Черданцева также призвала аккуратно относиться к климатическому контексту: «Мы увидели множество замечательных примеров зеленого развития городов, чей европейский дух некогда стал прообразом Петербурга. Петр I создал прекрасный город, северное расположение которого не идет в сравнение с расположением других городов Европы. Мы должны это учитывать при проектировании и ориентироваться на нордический характер местности».

Возвращаясь к истории Петербурга, Владимир Фролов обозначил мотив воли, в том числе и политической, неотделимый от становления и развития города на Неве: «В сегодняшнем капиталистическом обществе, где множество акторов городского развития развивают лишь свой участок, должны наконец возникнуть общественный диалог и слияние небольших “воль” на отдельных участках. Только так мы придем к Петербургу более зеленому, а значит, и более здоровому для человека».

 

После официальной части гости продолжили обсуждение темы развития Петербурга в рамках «зеленых трендов», переместившись в фотостудию Юрия Воскресенского в пространстве «Севкабель Порт». Организаторы благодарят компанию «Ладога» за поддержку мероприятия.

 

Записала Карина Харебова; фото: Алиса Гиль

Комментарии запрещены.

05.08.2019

Уважаемые архитекторы и журналисты!

В рамках конкурса молодых архитекторов «Наш любимый сквер» во вторник 27 августа 2019 г. в 17.00 в Белом зале Союза Архитекторов состоится пресс- конференция с участием жюри конкурса, администрации Калининского района и членов правления Союза Архитекторов. Будут обсуждаться вопросы о ходе ведения конкурса, а также проблемы, связанные с благоустройством дворов.

Приглашаются все желающие принять участие в дискуссии.


30.06.2019

30 июня 2019 года 17-ая Клаузура Диогена – короткий проектный семинар и конкурс, куратором которого было заявлено архитектурное бюро DNK ag из Москвы, не состоится. Мероприятие временно перенесено.


Единственным иностранцем в проведенном в 2018 году цикле архитектурных лекций «Гении мест» (организаторы: журнал «Проект Балтия» и проект «Новая Голландия: культурная урбанизация») был финский теоретик Юхани Палласмаа. Российские читатели знают его по книге «Мыслящая рука. Архитектура и экзистенциальная мудрость бытия», ставшей сегодня библиографической редкостью. Марина Никифорова поговорила с главным мыслителем-зодчим страны Суоми.



АРХпроект_модуль на сайт