cover31_new_136 №31 Школа cover30_fin_corr_120     №30 Будущее обложка_сверка4-122     №29 Дерево      №28 Архитектурный ландшафт

 

1

Города N. Там, где нужна перестройка

20 мая в пресс-центре ЦДХ прошел круглый стол «Города N. Урбанизм Крайнего Севера», приуроченный к одноименной выставке, показанной журналом «Проект Балтия» на фестивале «АРХ Москва» и 6-й Московской биеннале архитектуры. Круглый стол и выставка прошли при поддержке компании КНАУФ.

K9_facade01_800

K9 housing/70°N arkitektur

 

В обсуждении приняли учаcтие: Йисле Лёккен (бюро 70°N arkitektur), Сергей Куликов («Проект Север»), Антон Финогенов («Урбаника»), Кирилл Гладкий («Остоженка»), Иван Курячий («Новая земля»). Модератором дискуссии выступил главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов.

 

Открывая мероприятие, Владимир напомнил, что тема биеннале этого года – «Перестройка» – во многом созвучна теме «Модернизация», артикулированной бессменным куратором Бартом Голдхорном в 2010 году. И если тогда журнал «Проект Балтия» представил выставку «Модернизация панельных зданий. Опыт Германии», которая касалась самого метода ревитализации наследия, оставшегося от социалистической эпохи, то теперь было решено сконцентрироваться на территориях с особыми климатическими условиями – городах Крайнего Севера.

Первым из спикеров слово взял Йисле Лёккен, партнер норвежского архитектурного бюро 70°N arkitektur. Йисле родом из Тромсё, совсем небольшого, но интернационального города, население которого в последнее время активно растет – на три процента каждый год. По словам Йисле, у городов, подобных Тромсё, есть два пути: разрастаться, вытесняя природу, или уплотнять центр города.

Архитектор засвидетельствовал, что, проектируя на Севере, необходимо учитывать «экстремальные климатические условия». Так, в Тромсё два месяца в году и днем и ночью светло, а еще два месяца – темно. Важно и то, что угол падения солнечных лучей там сравнительно небольшой, с севера же дуют холодные ветра. И даже несмотря на то, что зима в Тромсё очень снежная, нужно проектировать общественные пространства так, чтобы они использовались круглогодично.

Рассказывая о собственных проектах, Йисле сделал упор на локальные качества среды, которые необходимо «уловить и поддержать». В контексте Тромсё речь идет в первую очередь о природном окружении.

Затем архитектор упомянул о своем опыте работы в Гренландии. Остров стал центром экономических интересов по двум причинам: наличие нефти и других полезных ископаемых, а также глобальные климатические изменения, приводящие к таянию льдов. Предметом исследования 70°N arkitektur стал город Маниитсок, расположенный на западном побережье Гренландии. Его население составляет почти 2 800 человек, а основной экономический драйвер – алюминиевый завод. Маниитсок стремится к культурной интеграции: сохранению гренландской традиции и выходу на международный уровень. Архитекторы предложили уплотнить городскую структуру, не забывая о качествах ландшафта, а также реконструировать объекты исторического наследия.

 

Следующий спикер, Сергей Куликов («Проект Север»), первым делом подчеркнул, что Северная и Арктическая зоны России покрывают 70 процентов территории страны, тогда как живет там всего восемь процентов населения, – Рем Колхас называл этот феномен «истончением».

Сергей рассказал, что индустриальное освоение Севера с особой интенсивностью проводилось с 1932 года, при Сталине. Затем, в 1961-м, началась «вторая волна», связанная с разработкой месторождений нефти, газа и алмазов. Наконец, в 1983 году, когда был построен газопровод Уренгой – Помары – Ужгород, индустриальное освоение Крайнего Севера в целом завершилось.

Советские урбанистические эксперименты на Севере были включены в парадигму создания социалистического поселения нового типа, стирающего границы между городом и деревней, – Сергей назвал такие места «контейнерами для рабочей силы при промышленных предприятиях». Важно, что вся частная собственность была ликвидирована – единственным заказчиком зодчих выступало государство. По словам спикера, этим была обусловлена ансамблевость застройки городов Советского Севера.

В 1930-х годах в СССР был приглашен Эрнст Май, прославившийся возведением рабочих поселков близ Франкфурта-на-Майне. Ту же «строчную» застройку он повторил в контексте Советского Севера, но проект подвергся критике: для начала 1930-х такое решение оказалось излишне функциональным и недостаточно архитектурно выразительным. Взамен была предложена периметральная застройка со строгим зонированием промышленной, жилой и рекреационной зон и выделением парадных магистралей с репрезентативными сооружениями. Отличным примером такого поселения может послужить проект Автогорстроя при Горьковском автозаводе.

Сергей напомнил, что основной рабочей силой при освоении Севера были заключенные ГУЛАГа: именно их руками строились Мурманск, Воркута, Норильск, Магадан… Так что со смертью Сталина и устранением системы ГУЛАГа возникла потребность в новой рабочей силе и новом жилье: нужно было осваивать газовые и нефтяные месторождения Сибири и месторождения алмазов и цветных металлов в Якутии. Тогда-то, по словам Сергея, сталинская застройка, не приспособленная к вечной мерзлоте, и выявила свои недостатки. В 1960-х для разрешения этой проблемы были разработаны специальные типы жилья. Среди них – города с искусственным микроклиматом.

В качестве примера такого города Сергей показал проект Норильска с жилыми пирамидами и стеной, защищающей поселение от сильных ветров, проект поселка Депутатский с коридорной системой и проект поселка Айхал с крытыми переходами. Впрочем, наиболее амбициозные проекты, в частности разработанные ленинградским институтом ЛенЗНИИЭП, не были воплощены в жизнь.

 

Следующий спикер, Антон Финогенов, рассказал о драйверах роста современных северных городов России. Согласно Антону, до конца 1980-х годов основной функцией Севера была стратегическая, связанная с задачей децентрализации. Так, постоянно предпринимались попытки сделать Северный морской путь активным транспортным коридором. Упомянутый выше стратегический принцип позволил в свое время создать уникальную систему расселения.

Антон показал карты, демонстрирующие «яркий западный дрейф» – отток населения из Сибири в центральные и южные регионы России. Он отметил «стягивание» людей в крупнейшие агломерации – центры управления промышленным комплексом всех северных территорий страны. При этом, судя по карте, Санкт-Петербург выступает в роли центрального узла Европейского Севера; единственной же территорией хотя бы «средней привлекательности» в Центральной России является Ханты-Мансийский автономный округ, где, по словам Антона, концентрируется около половины всех внешнеторговых доходов РФ. Важно, что в óкруге развивается не какой-то один город, а продолжается рост и в малых и средних нефтяных городах.

Согласно приведенной Антоном статистике, численность населения Мурманска упала с 470 до 380 тысяч человек, Норильска – с 250 до 130. Некоторые города «уменьшились» в три-четыре раза, некоторые исчезли совсем…

Антон выделил три типа городов Российского Севера.

Первый тип – это малые и средние города, обязанные своим появлением военному комплексу; они были «ликвидированы» уже к середине 2000-х годов (как правило, численность их населения составляла 10–15 тысяч человек).

Второй тип – это города, которые не только не исчезают, а, наоборот, растут; в основном они сосредоточены в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, поскольку там есть экономическая база, основанная на нефтегазовом секторе.

Третий тип городов сохранился главным образом за счет действующей на севере России льготной системы надбавок к пенсиям и доплат бюджетникам. Фактически, эта система делает людей заложниками депрессивных городов, где уже нет экономической базы для роста, – надбавки теряются, когда человек выезжает за пределы территории.

Далее Антон подчеркнул, что целесообразно сконцентрировать внимание в ближайшие 10–15 лет именно на третьем типе городов.

Продолжил дискуссию рассказ Кирилла Гладкого («Остоженка») о Кировске. Кировск (ранее – Хибиногорск) был основан в 1929 году как два рабочих поселка: фабричный и рудничный. В довоенный период в городе проживало немногим более 50 тысяч жителей, а после войны интенсификация горного производства привела к стабилизации населения на уровне 30 тысяч человек.

По словам Кирилла, у города всегда были «не самый плохой генеральный план» и «прекрасная архитектура»; впрочем, не все объекты дожили до сего дня.

Совместный проект бюро «Остоженка» и Института территориального планирования «Урбаника» по регенерации города опирается на два его свойства. Во-первых, фактором стабильного развития Кировска выступает горнодобывающая отрасль. Снос предприятий на берегу озера в самом центре города даст мощный импульс, который позволит «примирить» производственную и обыденно-городскую функции. Во-вторых, уже с конца 1930-х годов Кировск – центр спортивного туризма, что тоже было учтено в предложенном сценарии социально-экономического развития.

 

Затем слово взял Иван Курячий. Он обратил внимание аудитории на неоднородность климатических условий севера России. Самая суровая – Арктическая зона (военная инфраструктура, Северный морской путь и добыча полезных ископаемых делают ее территорией приоритетного развития), но и она не везде одинакова. К западу от Урала климат сравнительно мягкий (температура опускается ниже –30 градусов на 10 дней в году, не дольше). К востоку от Урала климат жестче, в некоторых городах температура –30 градусов (и ниже) может удерживаться до трех месяцев.

Южнее расположена территория многолетнемерзлых грунтов. Здесь есть города, в которых живет свыше миллиона человек. По большей части это города с микрорайонной застройкой. Фундаменты обеспечивают проветривание нижней части зданий, дабы тепловой эффект не повлиял на несущую способность конструкции, а многолетнемерзлый грунт сохранил свою температуру.

Иван отметил, что с каждым годом температура на всей территории земного шара повышается, а север России подвержен потеплению особенно. Безусловно, климатические изменения влияют на несущую способность сооружений. В некоторых городах ситуация уже критическая. Так, по словам Ивана, в Якутске каждый год сносится несколько десятков зданий, получивших «несовместимые с жизнью» просадки грунтов, в Норильске из тысячи домов четверть находится под специальным контролем, а 168 имеют опасные деформации.

Получается, советская модернистская застройка северных городов, о которой шла речь выше, не выдерживает испытания временем. Иван подчеркнул, что самая критическая территория России, больше остальных нуждающаяся в срочной реновации – и местами буквально в перестройке, – именно Север. И этой территории нужен не штучный и точечный ремонт, а единый подход.

 

Завершило круглый стол сообщение Юрия Ковченко, представителя компании КНАУФ. Юрий отметил, что компания успешно работает на российском рынке вот уже 25 лет и постоянно обновляет линейку продуктов, в том числе отвечая на вызовы, с которыми сталкиваются архитекторы. В частности, новый продукт КНАУФ – цементные плиты АКВАПАНЕЛЬ® – подходит для использования при минусовой температуре и может послужить одним из основных материалов для грядущей реновации городов Севера.

 

Записала Марина Никифорова

Комментарии запрещены.

4 августа в 12:00 по московскому времени состоится бесплатный онлайн мастер-класс Михаила Филиппова «Принципиальные основы реалистического рисунка и акварели городского пейзажа».


20 июня в Школе креативных индустрий «Маяк» на территории Новой Голландии состоялась 11-я Клаузура Диогена. Куратором выступил петербургский архитектор Иван Князев.


15 мая в Павильоне на территории Новой Голландии прошла лекция Николая Полисского «Арт-Колхоз». Цикл «Гении мест», в рамках которого был приглашен, несомненно, самый известный русский художник жанра ленд-арта, организован журналом «Проект Балтия» и проектом «Новая Голландия: культурная урбанизация». Марина Никифорова побеседовала с Николаем Полисским о природе искусства и о сотрудничестве художника с крестьянами деревни Никола-Ленивец.



250х250-файерборд (1)