cover31_new_136 №31 Школа cover30_fin_corr_120     №30 Будущее обложка_сверка4-122     №29 Дерево      №28 Архитектурный ландшафт

 

1

Самый умный город в мире

В октябре 2017 года Центром делового сотрудничества в регионах Крайнего Севера / Высшей школой бизнеса Университета Норд был организован тур на север Норвегии для представителей российского бизнеса. Вместе с группой в город Будё отправилась и корреспондент журнала «Проект Балтия» Марина Никифорова.

IMG_0805-02

Почти целиком разрушенный люфтваффе в 1940 году, Будё был отстроен заново в послевоенные годы. Теперь же, в связи с политикой децентрализации Норвегии, он переживает бурную модернизацию, несмотря на свое заполярное географическое положение. Будучи вторым по величине городом-коммуной в Норвегии (по данным Википедии, здесь проживает 51 тысяча человек), сейчас Будё – один из самых быстрорастущих населенных пунктов страны.

Задачи ясны: во-первых, сделать Будё привлекательным с точки зрения работы, учебы и отдыха – и таким способом препятствовать миграции его жителей в столицу; во-вторых, наладить транспортную инфраструктуру, тем самым способствуя притоку новых горожан. Однако может получиться так, что упомянутая выше «привлекательность» будет достигнута отнюдь не выявлением локальной идентичности, а привнесением «благ глобализации».

Перечисляя архитектурные «обновки» города, стоит начать с его нового символа – ансамбля Stormen, состоящего из библиотеки и концертного зала. В 2008 году муниципалитет Будё и Национальная ассоциация норвежских архитекторов объявили конкурс на создание нового культурного центра в самом сердце города, близ гавани. Здание должно было заполнить последний оставшийся после бомбежки «пробел» в городской ткани Будё и тем самым завершить его восстановление. Конкурс выиграло предложение небольшого британского бюро DRDH, обойдя проекты C.F. Møller, Medplan, General Architecture, Langdon Reis Zahn и Lundgaard & Tranberg Arkitekter.

Чтобы вписаться в городскую сетку, авторы разбили культурный центр на два здания, между которыми образовалось общественное пространство. Оба сооружения выполнены из сборного бетона с высокой концентрацией мрамора и облицованы местным белым камнем. Разновысотные объемы (вдохновленные алебастровыми работами скульптора Эдуардо Чильиды) создают впечатление «города башен», находящегося внутри большего города. Именно благодаря этому приему Stormen вступает в диалог с двумя другими новостройками центра Будё: черной высоткой отеля Radisson и белой высоткой гостиницы Scandic Havet. Обе они выбивались бы из панорамы, не выступи Stormen промежуточным звеном между ними и окружающей застройкой, увязывая силуэты отелей с панорамой города.

Библиотека площадью 6 300 квадратных метров разместилась ближе к набережной. Ее главный фасад монументален и ритмичен, а форма кровли семантически отсылает к образу греческого портика, сообщая зрителю, что перед ним не что иное, как новый акрополь Будё. В интерьере, в свою очередь, авторы активно используют дерево, превращая «храм знаний» в уютное место. Именно деревом облицован ключевой элемент интерьера – лестница (символ восхождения), соединяющая все три этажа. Важное качество интерьера – транспарентность: почти из всех точек внутри библиотеки можно увидеть гавань, море и горы на горизонте.

Концертный зал утоплен глубже в застройку. Он больше и выше библиотеки, так что со стороны набережной кажется, будто его объем из-за нее выглядывает. Здание площадью 11 200 квадратных метров вмещает три аудитории, каждая из которых имеет индивидуальный характер. Главный зал рассчитан на 920 мест и объединяет в себе акустические свойства концертного зала и визуальные – театра. Еще два малых зала опущены под землю: один предназначен для разнообразных театральных представлений, другой больше похож на модный музыкальный клуб. Как и в случае с библиотекой, для интерьеров концертного зала характерны использование дерева и максимальная прозрачность.

Важно отметить, что Stormen дал толчок популяризации современного норвежского искусства. Библиотеку дополнил проект художника Анне Катрине Дольвен, состоящий из четырех элементов, расположенных как в интерьере, так и на улице рядом со зданием. Первый объект находится перед главным фасадом библиотеки и представляет собой 18-метровый фонарь с характерным для региона дизайном. Свет загорается, когда человек наступает на педаль в основании фонаря, а вместе со светом включается и «звуковой коллаж» из голосов жителей Будё, записанных в 2014 году. Следующий объект – это гранитный камень в атриуме детской библиотеки, вывезенный из окрестных гор. Голоса, доносящиеся из него, рассказывают норвежские народные сказки и поют древние саамские песни. Затем, в большом зале библиотеки выставлены 272 пейзажа Северной Норвегии. И наконец, на входе в библиотеку мы видим увеличенную до 20 квадратных метров фотографию столетней давности, где изображена пожилая пара из Нурланна. Все четыре части проекта включают в себя аутентичные элементы, усиливая связь современного сооружения с историей, с прошлым, с родословной места.

На первый взгляд, авторы с ювелирной точностью решили как градостроительную, так и архитектурную задачу: планы зданий аккуратно вписаны в городскую ткань, их объемы сомасштабны своему окружению, архитектурный же облик не «перекрикивает» сооружения вокруг. Однако новый культурный центр был одобрен не всеми. Так, наибольший резонанс вызвала визуальная схожесть Stormen с архитектурой «Баухауза»: «Немцы почти полностью разрушили наш город, теперь их архитектура закончит начатое», – заметил один из местных жителей.

И действительно, то, с какой легкостью Stormen вступает в диалог с контекстом, можно назвать «оппортунизмом», присущим интернациональному стилю с его отказом от ориентации на любые культурные особенности. Произошедшее в Будё – часть более глобального процесса «импорта» архитектуры в Норвегию: голландское бюро MVRDV строит в Осло деловой квартал Barcode (в переводе – «Штрихкод»), там же испанец Хуан Эррерос создает Музей Мунка, а Ренцо Пьяно – Музей современного искусства Аструп-Фернли; музей в Сёуде спроектировал швейцарец Петер Цумтор, в Хамарёй – американец Стивен Холл. Усовершенствованная этими несомненно интересными и качественными иностранными постройками, Норвегия рискует потерять свою «норвежскость».

Так или иначе, «эффект Бильбао» был запущен: Stormen стал неотъемлемой частью морского фасада Будё и важной точкой притяжения для туристов. Вокруг Stormen отремонтировали улицы, а в планы муниципалитета входит благоустройство всей набережной: от торгового центра вдоль гавани до музея на воде. Мэр вполне обоснованно связывает возведение Stormen с «вхождением Будё в новую эру».

Новой эре нужны свидетели, так что здесь строят новые образовательные учреждения, «куда детям захочется ходить». Средняя школа Будё возведена в 2015 году совместными усилиями архитектурных бюро Bølgeblikk и KVADRAT arkitekter. Большой атриум, находящийся на изломе здания, открыт городу. Интересно, что этот атриум откровенно напоминает библиотеку Stormen, но только слегка адаптированную для нужд детей и подростков. Тот же чистый белый цвет, те же вкрапления дерева, создающие уют, та же открытость. Наконец, та же лестница, доминирующая в интерьере, на этот раз, правда, функционально объединенная с рекреационным амфитеатром. Игривости интерьеру добавляют деревянные геометрические фигуры, парящие в пространстве. На улице, напротив главного входа, – скульптура Ирене Нордли.

Для студентов на периферии города построен современный кампус Университета Норд. Все сказанное про интерьеры двух предыдущих объектов относится и к внутренним пространствам кампуса, за тем лишь исключением, что здесь вместо дерева – кирпич.

Другой немаловажный пример современной архитектуры Будё – реконструкция госпиталя Нурланна. Исторический корпус, построенный в 1960-х, был дополнен стеклянной мансардой и облицован светлым гранитом; к нему также прибавились еще два корпуса, где разместились лаборатория и медицинский центр. В интерьере, на стыке старого и нового зданий, образовалась атриумная «улица» с рекреационной функцией, связующая воедино все секции госпиталя. Здесь тоже не обошлось без современного искусства: на входе в больницу нас встречают двуполые безликие существа из камня (работа художников Ингхильд Карлсен и Бо Бисгора), стерильный интерьер разбавлен серией ярких арт-объектов. Экстерьер же обновленного госпиталя вызывает много вопросов: исторический корпус буквально придавлен параллелепипедом современной надстройки, что крайне символично, с учетом глобальных планов по возведению в Будё Смарт-сити, площадь которого составит более 13 квадратных километров.

Нетрудно проследить общие черты современных сооружений Будё: повсеместное присутствие белого цвета, обилие открытых пространств, панорамных окон, рекреационных зон. И, конечно же, современное искусство внутри и снаружи.

Вернемся к Смарт-сити. «Самый умный город в мире» (так разработчики называют свой проект) приютит торговую, деловую и жилую функции. Проектирование же ведется под лозунгом «Новый город – новый аэропорт». Опять-таки, интенция прогрессивная: городу действительно необходим мощный транспортный узел, который бы объединил авто- и железную дорогу, авиа- и водные маршруты; старый – существующий – аэропорт расположен в двух километрах от центра города и омрачает существование жителей ежедневным шумом. Экология, экономия ресурсов, предельная безопасность, снижение роли частного транспорта в пользу общественного – все это очень хорошо, но в итоге есть риск, что идентичность, а вместе с ней и культура, останется только на открытках и в туристических брошюрах, жителями же «самого умного города» окажутся те странные существа, которых мы встретили по пути в больницу. Ведь Смарт-сити, как мы предполагаем, аннигилирует все человеческое.

Между тем жители Будё действительно гордятся своей историей. Так, сохранившиеся после бомбардировки домá бережно охраняются, на каждом из них висит табличка с годом постройки. При этом обсуждается проектирование нового здания исторического музея – «чехла» для корабля Anna Karoline, единственного хорошо сохранившегося норвежского йекта (тип деревянных парусных торговых судов, использовавшихся в Норвегии до первой половины XX века включительно). Последний проект музея был разработан бюро Rintala Eggertsson Architects. Скромное трехчастное здание на берегу озера Будё вписывается как в ландшафт, так и в береговую линию и выражает идею скандинавского стиля намного яснее, чем вышеперечисленные сооружения.

Была ли у города идентичность первоначально? Несомненно: Будё похож на многие другие городки Северной Норвегии. Однако уют, компактность и связь с природой – вот что выражает дух того поселения, которое существовало здесь век назад, и вот за что Будё признают самым привлекательным городом Норвегии. Именно эти качества он рискует потерять, если бездумно последует моде на создание клишированного smart city. Вопрос в том, нужна ли будет идентичность членам глобального общества…

IMG_0801

Комментарии запрещены.

Союз московских архитекторов приглашает принять участие в открытом архитектурно-градостроительном конкурсе «Активизация городских функций в акватории Волжской излучины», который проводится при активном участии и поддержке Кабинета министров Республики Татарстан.


20 июня в Школе креативных индустрий «Маяк» на территории Новой Голландии состоялась 11-я Клаузура Диогена. Куратором выступил петербургский архитектор Иван Князев.


15 мая в Павильоне на территории Новой Голландии прошла лекция Николая Полисского «Арт-Колхоз». Цикл «Гении мест», в рамках которого был приглашен, несомненно, самый известный русский художник жанра ленд-арта, организован журналом «Проект Балтия» и проектом «Новая Голландия: культурная урбанизация». Марина Никифорова побеседовала с Николаем Полисским о природе искусства и о сотрудничестве художника с крестьянами деревни Никола-Ленивец.



250х250-файерборд (1)