№29 Дерево  №28 Архитектурный ландшафт       №27 Обитать  

 

120х240

1

Осязаемые медиа

23 сентября в Арт-центре «Борей» состоялся первый Диспут Диогена, посвященный архитектурным медиа: Владимир Фролов и Алексей Левчук представляли петербургский журнал «Проект Балтия», а Михаил Микадзе и Оят Шукуров выступали от имени московского архизина (издатели называют его «сборником») «Абраксас». Модератором диспута выступил Данил Овчаренко, кандидат архитектуры, обозреватель журнала «Проект Балтия».

imgonline-com-ua-Compressed-h5jFN7IJRPgDzKF

Первыми о своем медиапроекте рассказали гости из Москвы. Михаил и Оят поведали о том, как им пришла в голову идея делать самиздат. «Для нас очень важна материальность того, что мы делаем: оно должно быть осязаемо», – подчеркнул Оят. Первые 60 экземпляров авторы печатали сами, сами же сшивали и резали. По словам москвичей, еще одним важным аспектом, обусловившим появление издания, стала необходимость обмениваться мнениями, и не обязательно в виде разговора: «Мы чувствовали потребность высказаться каким-либо образом, чтобы это было осязаемо».

Авторы «Абраксаса» подчеркнули, что целенаправленно избегают цифрового формата, будь то сайт или блог: «Не дай бог, чтобы оно распространялось как-то, кроме как телесным образом!» – воскликнул Михаил.

Далее слово взял Владимир Фролов, основатель и главный редактор «Проекта Балтия», и напомнил собравшимся о десятилетнем пути этого, как выразился модератор, «традиционного медиа». С самого начала журнал занимался не только издательским делом, но и различными мероприятиями вокруг архитектуры, и со временем эта деятельность стала не менее существенной, чем работа в печатном формате, позволяя собирать коллег из разных стран и обсуждать проблемы профессии в режиме реального общения. Член редколлегии журнала Алексей Левчук добавил, что интернациональный формат «Проекта Балтия» позволил увидеть контекст каждой из пяти стран, о которых пишет издание, «в формате некоего межкультурного состязания». По мнению Алексея, именно такой подход «до сих пор придает журналу свежесть и не дает утонуть в бюрократии».

Обратившись к гостям, Владимир отметил, что возникновение новых бумажных медиа всегда радует, поскольку в эпоху цифровых технологий нужно обладать большой смелостью, чтобы не просто основать бумажное издание, но и «не остановиться, выпустив первый номер, а двигаться дальше».

Далее Данил Овчаренко задал Михаилу и Ояту вопрос: «С советских времен формат самиздата ассоциируется с противостоянием официальной культуре. Противостоит ли ваш журнал традиционным архитектурным медиа?»

«Мы считаем, – ответил Оят, – что каждый человек, в меру своих возможностей, должен говорить сам. Проблемы, которые мы наблюдаем как в традиционных медиа, так и в нетрадиционных, окружают нас в повседневной жизни». «Мы бы не хотели превратиться в “проглатывающее”, но не “разжевывающее” издание», – добавил Михаил. Кроме того, москвичи отметили: «Абраксас» провоцирует не только на то, чтобы потреблять информацию, но и на то, чтобы создавать ее самостоятельно, – между статьями сборника можно найти пустые страницы «Для заметок».

Второй вопрос Данила был обращен уже к представителям «Проекта Балтия»: «Раз вы своего рода “ивент-агентство”: с лекциями, конференциями, конкурсами, с сайтом, где постоянно обновляется информация, то зачем вам до сих пор нужно бумажное издание?»

«Журнал – это не просто текст, не просто статьи, которые являются размышлением о времени, но и способ комбинирования и изображения определенной информации, соответствующей конкретному моменту», – ответил главный редактор. По его словам, средствами Интернета сделать подобное невозможно; мы не знаем, что случится с Интернетом через 10 лет, тогда как журнал – это почти книга: его можно поставить на полку и возвращаться к нему, когда необходимо. «Печатное издание – определенный мировоззренческий срез, зафиксированный в устойчивом материальном объекте», – резюмировал Владимир.

Следующий вопрос модератора касался периодичности журнала: «“Проект Балтия” выпускается два-три раза в год, тогда как ранее подобные журналы выходили каждый месяц, сегодняшние же архитектурные дайджесты, Архи.ру к примеру, обновляются и вовсе каждый день. Как в таких условиях не потерять актуальности и не рассказывать то, что уже всем известно, в мире, который меняется очень быстро?»

«В этой борьбе за скорость победить невозможно, – ответил Владимир. – Поэтому развитие идет в обратную сторону: есть момент перенасыщенности информацией, так что нужно сосредотачиваться на чем-то конкретном, давать глубокий ответ на определенную тему». Владимир напомнил: хотя сайты производят новости каждый день, на самом деле архитектура медленное дело, и каждое построенное здание – это большая работа, которая ведется на протяжении нескольких лет, так что выпускать журнал два раза в год – вполне адекватный ритм. Алексей продолжил: «Мы подошли к вопросу структурирования объема информации. Интернет является территорией тотального равенства, тогда как бумажные издания выстраивают картину мира в соответствии с некой иерархией. И если интернет-медиа – своего рода новостной портал, то в бумажных все зиждется на определенной позиции, что для интернет-медиа невозможно».

«То есть, – уточнил Данил, – Интернет оперирует лишь визуальными образами, а бумажные – это территория теории?»

По мнению Алексея, хотя в Интернете и появляется каждый день масса текстов, текстам этим недостает ответственности. Владимир продолжил мысль: «Изменение способа донесения информации нельзя игнорировать. Сегодня каждый архитектор потенциально может издавать свой архизин. Давайте представим ситуацию, в которой архизинов будет не один на всю Россию, а, скажем, миллион. Это, несомненно, девальвировало бы идею журнала, так как ни у кого не было бы времени даже перелистать все эти зины». Притом Владимир подчеркнул важность профессионального журнала, который не только собирает информацию, но и анализирует малые локальные СМИ, делая из них выжимку. По мнению главного редактора «Проекта Балтия», здесь уместно говорить о проблеме локальных архитектурных школ: «Если региональные архитектурные издания прекратят существовать, то у этих школ не будет голоса».

Следующий вопрос Данила, адресованный москвичам, был посвящен фигуре архитектурного критика, человека, который занимается интеллектуальным кураторством и решает, что ценно, а что нет: «Должна ли это быть независимая фигура, или она может быть связана с миром практики?»

По мысли Оята, это вопрос идеологии издания: «Почему у нас нет сильной школы критиков? Почему западные критики зачастую уходят в журналистику и редко берут на себя смелость выйти в свет с материалами, которые бы противоречили общему толерантному отношению к зданиям? Ответы кроются в нашем многообъектном, многосложном социуме, в расщеплении всего и вся, в многоправдивости и многоформатности. Истина расслаивается, истин много, и каждый волен барахтаться в них как хочет. Лично для меня нет отправной точки, нет фигуры, которой я готов верить». Михаил вспомнил статью Кирила Асса, которая была реакцией на постройку «Гаража» Ремом Колхасом: «Здание, которое вызвало ажиотаж на всю Россию, абсолютно независимо обсуждалось на лавочке в парке Горького. Это было первым робким шагом к тому, чтобы говорить более глубоко, чем мы привыкли».

Мысль о различии ролей архитектурного критика в контексте профессиональных и многотиражных медиа уточнил Владимир: «Представим, что есть некая крупная газета, в которой известный критик говорит что-то уверенным голосом, – многие будут солидарны с мнением авторитета. Однако функция архитектурного журнала заключается в разборе полетов внутри архитектурного цеха, и газетный критик, по идее, должен опираться на этот разбор». Алексей же отметил, что, в отличие от деятельности художника, работа архитектора более приближена к реальности и поэтому требует к себе «менее снобского отношения»: иначе говоря, архитектурная критика должна осуществляться все же не только внутри профессионального сообщества.

Данил предложил обратиться к знаменитому высказыванию Бориса Гройса: «То, чего нет в медиа, – не существует». Иначе говоря: когда редактор выбирает материал для журнала, он создает реальность. «Может ли быть так, что вы выбираете в свой журнал то, от чего хотите отказаться, и намереваетесь осмыслить это не только в положительном ключе?» – спросил модератор.

На вопрос отреагировал Владимир: «Невозможно действовать по принципу “плохое здание – не печатаем”; есть некие феномены в городской среде, которые одним фактом своего существования призывают ответственное издание каким-либо образом отозваться».

Завершая диспут, Данил отметил: представители и традиционного и нетрадиционного архитектурных медиа сошлись на том, что для профессиональных СМИ важна редакторская ответственность, и здесь не важно, самиздат это или многотиражное издание.

Записала и фотографировала Марина Никифорова

Комментарии запрещены.

13.12.2017

С 13 по 19 декабря 2017 года в Центральном выставочном зале «Манеж» по адресу: Санкт-Петербург, Исаакиевская пл. 1, в рамках Десятого заседания Совета делового сотрудничества Санкт-Петербурга и Республики Беларусь, будет проходить выставка проектов международного архитектурно-градостроительного конкурса на разработку Концепций застройки новых жилых районов в Санкт-Петербурге и Минске.


15 декабря в Школе креативных индустрий «Маяк» состоится второй Монолог Диогена: «Барокко в искусстве и архитектуре». Искусствовед Александр Степанов расскажет о том, чем сегодняшнего человека может заинтересовать барокко.


29.08.2017

Финский архитектор Марко Касагранде прочитал в Петербурге лекцию «Город третьего поколения» в рамках цикла «Пространство, время, архитектура», организованного журналом «Проект Балтия» и проектом «Новая Голландия: культурная урбанизация» 29 августа, а на следующий день курировал шестую Клаузуру Диогена. И пока участники клаузуры работали над своими предложениями, «Проект Балтия» поговорил с Марко о пользе и вреде архитектурной деятельности в наши дни.