№29 Дерево  №28 Архитектурный ландшафт       №27 Обитать  

 

120х240

1

Хрупкие паттерны «Серого пояса»

Санкт-Петербург | 14.10.2016


(С официальным релизом можно ознакомиться здесь)

Сложно сказать, в чем именно просчитались строители Перинции из книги Итало Кальвино «Невидимые города». Они возводили город в точнейшем соответствии со всеми законами астрономической геометрии, настраивали его по камертону небесных сфер, но он все равно пришел в упадок, а население стало стремительно вырождаться. Разработать проект развития городской территории площадью в четыре тысячи гектаров – все равно что спроектировать целый город, причем преобразование сложившейся и крайне хрупкой урбанистической экосистемы на порядок труднее, чем задача застроить чистое поле. Любое неверное движение проектировщика способно разорвать тонкие материи самых разных аспектов городской жизни. Но даже в том случае, когда у нас есть идеальный проект, отвечающий всем представлениям о качественной среде и сверенный со всеми достижениями современной науки о комфортном городе, нельзя забывать, что город – это не только оси, планы, дома, инфраструктурные сети и показатели занятости. Необъятное множество скрытых факторов всегда готово внести свои коррективы в планы проектировщиков.

 
АБ «Рождественка», Москва. Концепция развития «Серого пояса». 

 

Прошедший конкурс был ожидаем и неожидан. О необходимости разработать общую стратегию развития промышленного кольца Петербурга говорили давно. Однако, учитывая заведомую практическую невыполнимость искомой стратегии, в конкурс, инициированный на таком высоком уровне, верили немногие. И все же о нем будут говорить еще долго; здесь есть к чему приглядеться, о чем поспорить.

АБ «MLA+», Голландия. Концепция развития «Серого пояса». 

 

Среди уже ставших традиционными размышлений на тему «Что менять?» появляются попытки найти ответ на куда более трудный вопрос: «Что оставлять?» Однако искомый дух места редко видится в чем-то более сложном и менее материальном, чем выхолощенные экзувии заводских корпусов и прочие коммунально-индустриальные артефакты. Приступая к работе с любой территорией, исследователь и планировщик пытается понять, что собой представляет объект его проектирования. «Серый пояс», с его бесконечной структурно-пространственной сложностью, семантической многослойностью, перемешанностью наполняющих его функциональных программ и культурных кодов, – объект, заведомо обреченный остаться непознанным. Но это не означает, что проектировщику нельзя с ним работать. Если проект будет признавать всю комплексность и неоднозначность этой terra incognita и пытаться сохранить упомянутые качества, то, возможно, та самая, неуловимая идентичность и станет главным ресурсом развития территории.

Консорциум Евгения Герасимова и Сергея Чобана, Санкт-Петербург — Москва. Концепция развития «Серого пояса». 

Не случайно в поиске формулы айдентики «серых» зон города одна из команд выбрала «От окраины к центру» Бродского в качестве источника вдохновения. Поэзия не заменит сводок из статистических комитетов, которыми пользуются в своей работе сотрудники Института Генерального плана, но может рассказать о чем-то не менее значимом. Идентичность, а точнее, аутентичность, среды – такая же ключевая ценность постиндустриальных городов, как комфорт, открытость, доступность и плохо переводимое с английского понятие friendly city. Ценность «серого пояса» для Петербурга определяется не только и не столько его колоссальными запасами территорий под новые городские нужды, сколько морфологическим богатством и разнообразием, которое он предоставляет. Именно на такой неоднородной платформе может быть построен благоприятный социальный, культурный и экономический ландшафт.



АБ «Земцов, Кондиайн и пратнёры», Санкт-Петербург. Концепция развития «Серого пояса».

Одним из краеугольных камней конкурса стал вопрос сохранения и развития производственной составляющей «серого пояса». Готов ли город сменить вектор производства с промышленного на высокотехнологичный или креативный? Если нет, то как увязать работу крупных промышленных предприятий с современными представлениями о среде, удобной для жизни? Если да, то что при этом город теряет и получает – и как экспертное сообщество может поспособствовать реализации выбранного тренда? Архитекторы ответили на эти вопросы по-разному, и ни одна из команд не обошла данную тему стороной.

АБ «Helin & Co», Финляндия. Концепция развития «Серого пояса». 

Продемонстрированный конкурсантами диапазон творческих методов широк: от радикальных модернистских прожектов, без тени самоиронии предлагающих инвертировать «серый пояс» в ярко-зеленый (Helin & Co),до хипстерских урбанистических концепций с беззаботно-идиллическими рендерами и раскрашенными во все оттенки смузи мастер-планами (MLA+, «Рождественка»).

АБ «Transborder Studio», Норвегия. Концепция развития «Серого пояса». 

По поводу отдельных решений в голову приходит популярное в соцсетях стихотворение-пирожок: «весь мир насилья мы разрушим / до основанья а потом / построим новый мир насилья / но лучше прежнего в сто крат» (ТПО «Резерв»); консорциум «Евгений Герасимов и партнеры» – SPEECH – nps tchoban voss).

ТПО «Резерв», Москва. Концепция развития «Серого пояса».

Однако даже при наличии убедительной функциональной стратегии «серый пояс» на конкурсных планшетах чаще всего предстает каким-то искусственным, демифологизированным, одновременно обездушенным и опрощенным. Это никак не говорит об уровне исполнения проекта, но свидетельствует о том, насколько разные цели ставили перед собой команды участников: одни за счет территориального ресурса производственно-коммунального пояса предлагают поменять структуру всей агломерации и даже региона («Яузапроект»), другие концентрируют внимание на решении местных проблем, препятствующих формированию новых многофункциональных районов, и поиске потенциала в «скрытых сокровищах» территории (MLA+). Понятно, что хрупкие паттерны пресловутой идентичности могут быть невольно принесены в жертву авторским задумкам как в первом, так и во втором случае.

АБ «Яуза-проект», Москва. Концепция развития «Серого пояса».

В нынешней экономической и правовой парадигме ни один из сценариев, предложенных архитекторами, в полной мере реализовать невозможно. Нет способов увязать воедино взгляды всех владельцев, резидентов и просто групп населения, заинтересованных в преобразовании территорий «серого пояса». Организаторы конкурса и не ставили этой задачи. Любые большие проекты начинаются с постановки вопросов, формулирования проблем, оценки потенциала, поиска скрытых ресурсов… И хотя большинство проектов шагнули дальше и представили конкретные функционально-планировочные решения, самыми важными выводами стали именно эти, предпроектные, положения.

АБ «Студия 44», Санкт-Петербург. Концепция развития «Серого пояса».

Теперь КГА предстоит выработать механизмы, что позволят когда-нибудь реализовать на практике хотя бы некоторые из идей, представленных на конкурсе. В своем нынешнем, сугубо архитекторском, виде, в каком они сошли со стапелей конкурса, проекты нуждаются в серьезном междисциплинарном анализе и доработке с привлечением широкого круга экспертных сообществ… Но это уже проза, и она не совсем уместна там, где проходит вечер поэзии.

 

Автор текста: Даниил Веретенников

Подробный анализ результатов конкурса «Серый пояс. Преобразование» будет опубликован в 28-м номере журнала «Проект Балтия».

Комментарии запрещены.

13.12.2017

С 13 по 19 декабря 2017 года в Центральном выставочном зале «Манеж» по адресу: Санкт-Петербург, Исаакиевская пл. 1, в рамках Десятого заседания Совета делового сотрудничества Санкт-Петербурга и Республики Беларусь, будет проходить выставка проектов международного архитектурно-градостроительного конкурса на разработку Концепций застройки новых жилых районов в Санкт-Петербурге и Минске.


15 декабря в Школе креативных индустрий «Маяк» состоится второй Монолог Диогена: «Барокко в искусстве и архитектуре». Искусствовед Александр Степанов расскажет о том, чем сегодняшнего человека может заинтересовать барокко.


29.08.2017

Финский архитектор Марко Касагранде прочитал в Петербурге лекцию «Город третьего поколения» в рамках цикла «Пространство, время, архитектура», организованного журналом «Проект Балтия» и проектом «Новая Голландия: культурная урбанизация» 29 августа, а на следующий день курировал шестую Клаузуру Диогена. И пока участники клаузуры работали над своими предложениями, «Проект Балтия» поговорил с Марко о пользе и вреде архитектурной деятельности в наши дни.