№29 Дерево  №28 Архитектурный ландшафт       №27 Обитать  

 

№26 Суоми

Проект Балтия Project Baltia Суоми Suomi

Слово Suomi, по одной из версий, происходит от того же индоевропейского корня, что и русское «земля». Уравняв имя страны и саму почву, финны прочно связали представление о своей идентичности с территорией и ее рельефом: скалами, озерами, лесами и снегами, – со всем тем, что составляет характер здешней природы. Рецепт создания финского произведения искусства дан уже в «Калевале»: песни сказителю нашептывает ветер, речи дают деревья, автору же остается лишь «смотать в один клубок» полученное. Несмотря на бедность и суровост края, он может подарить немало вдохновенья. И даже в индустриальном XX веке финнам удавалось воплотить медитативное спокойствие своего ландшафта в дизайне (с. 33) и, конечно, в зодчестве. Алвар Аалто утверждал, что подражание изменчивой природе есть «единственный подлинный стиль для архитектуры»; это было антитезой к модернистскому разрыву с миметической традицией (с. 77). Так прочерчивается особый, «органический» путь развития «Современного движения». Образы волн, скал и леса постоянно возникают в работах Аалто и его последователей. Опираясь на природные мотивы, финны оказались способными гуманизировать модернизм, что Ле Корбюзье, к примеру, делал лишь на уровне деклараций (ср. «Модулор»).

Проект Балтия Project Baltia Суоми Suomi

В книге «Английское в английском искусстве» Николай Певзнер утверждает, что климат – основной фактор, влияющий на формирование национального характера в художественной культуре. Другой источник, влияющий на культуру, по Певзнеру, – «дух времени». Произведения искусства или архитектуры фиксируют точку пересечения этих сил: они основаны на культурной традиции, но осуществляют высказывание «на злобу дня». Ныне мы наблюдаем глобальное изменение климата, а время будто вознамерилось одержать победу над пространством. Архитектуре – искусству работы с последним – остается либо ожесточенно сопротивляться указанному процессу, либо присоединиться к нему, потеряв существенную часть себя. Есть ли еще «финское в финской архитектуре»? Юхани Палласмаа предпочитает говорить не о национальном, а о региональном и локальном (с. 26), вторя Кеннету Фремптону. Локус не нуждается в вербализации. Его характер передается через художественный или дизайнерский жест напрямую.

Проект Балтия Project Baltia Суоми Suomi

В годы активной работы «золотого поколения» финских модернистов, чье творчество представлено на выставке в Эрмитаже, к которой мы приурочили 26-й выпуск журнала, актуальность «органической» школы была неоспоримой, в том числе и для советских зодчих (с. 77). Сегодня смысл обращения к этому периоду рискует остаться на уровне модного тренда (Алексей Левчук, с. 38), но внимание Эрмитажа к финскому модернизму может быть трактовано и как призыв заново оценить значение территории – в тот момент, когда ветер цифровой эпохи («дух времени»), проникающий всюду через медиа, уже продвинулся глубоко даже в финские земли. Архитектура здесь, как и всюду, становится все менее тектоничной (Пекка Хелин, с. 43), а значит, теряет укорененность в родной земле. Однако так ли быстро меняется климат и перестраивается сознание? Молодой архитектор Эса Рускеэпяя в первом крупном реализованном объекте (с. 64) возвращается к образу финского леса. Совсем не по-аалтовски он «сматывает клубок» своего рассказа. Некогда светлая роща «органического модернизма» превратилась в бурелом, – возможно, под действием того самого ветра дигитальности. И волны на фасадном рельефе уже не озерная рябь, отражающая небо, а темная речка в непролазной и дремучей чаще.

Проект Балтия Project Baltia Суоми Suomi

Владимир Фролов

Содержание

4

События

25

Suomi

26

Юхани Палласмаа. Скрытые нарративы в финской архитектуре. Диалектика локальности и глобализации

33

Пентти Саммаллахти. Природа вещей. Лемменсуу Тапио Вирккала

38

Алексей Левчук. Лекарство для настоящего времени

39

Эпицентр

40

fi. Финская архитектурная школа: переизобретение модернизма

44

fi. Молчаливое знание. Интервью с Пирьо и Матти Санаксенахо

47

ch. Sanaksenaho Architects. Вилла-корабль, Лаошань

52

fi. Arkkitehtitoimisto Juhani Pallasmaa KY. Korundi. Концертный зал, Рованиеми

56

fi. JKMM. Городская библиотека, Сейняйоки

60

fi. Helin & Co. Офис компании Metsatapiola, Эспоо

64

fi. Эса Рускеэпяя. Школа Opinmaki, Суурпелто

69

Волны

70

ru. Минимализм и эклектика. Интервью с Владимиром Григорьевым

74

ru. Сомасштабность, среда, качество. Интервью с Еленой Мироновой

77

fi. Владимир Фролов. Алвар Аалто и Александр Жук: неортодоксальные модернисты

81

lt. Лютаурас Некрошюс. Литовское северное сияние: Витаутас Эдмундас Чеканаускас

86

ru. Данил Овчаренко. Тапиола: образец для Ленинграда, пример для Петербурга?

89

ee. Карин Халлас-Мурула. Финский модернизм и архитектура Эстонии

92

ru. Ludi Architects. «Мастерская Аникушина», реконструкция, Санкт-Петербург

98

lv. Гуннар Биркертс и др. Латвийская национальная библиотека, Рига

102

lt. Сигитас Кунцявичюс и др. Прогимназия, Бальсяй, Вильнюс

106

Конкурсы

105

ru. Различные ценности ландшафта. Конкурс на концепцию ландшафтного решения и благоустройства береговой территории вдоль реки Охты

113

Дискуссия

114

Выборг. История возрождения Выборг: эпицентры возрождения. Интервью с Владимиром Цоем

116

Великолепие аскетизма. Интервью с Александром Швером

119

Новая планета. Интервью с Дмитрием Фридляндом

121

Лаборатория дизайна

122

Каталог выставки «AlterSPb. Город публичных пространств» ru. Владимир Фролов.Город публичных пространств. Манифест проекта AlterSPb 2015

123

Проекты участников выставки

139

Александр Евангели. Политика и темпоральность пространств

143

Технология и дизайн

158

Каталог

Комментарии запрещены.

Санкт-Петербургский Союз архитекторов приглашает принять участие в обсуждении доклада известного петербургского архитектора Бориса Георгиевича Устинова «Архитектоника среды обитания человека», подготовленного на примере градостроительных проектов его мастерской для городов Ростова и Санкт-Петербурга.


19 апреля на площадке bulthaup studio состоялась третья Клаузура Диогена. Кураторами выступили партнеры московского бюро WALL: Рубен Аракелян и Айк Навасардян.


01.12.2016

30 ноября, в последний день работы выставки конкурса «ПлатФорма», организованного журналом «Проект Балтия», «Группой ЛСР» и Новой сценой Александринского театра, состоялись лекции членов жюри конкурса. Выступили архитекторы Ерун Схиппер (Роттердам), Киммо Линтула (Хельсинки), Рубен Аракелян (Москва) и Морис Нио (Роттердам). Корреспонденту «Проекта Балтия» удалось побеседовать с Морисом Нио, которого часто называют художником и поэтом от архитектуры.