№29 Дерево  №28 Архитектурный ландшафт       №27 Обитать  

 

№29 Дерево

обложка_пб29

Аалто, как утверждает финский теоретик архитектуры Юхани Палласмаа, одним из своих основных методов проектирования сделал коллаж. Согласно этому авангардному принципу создавалась им композиция виллы Майреа, собственного дома мастера, задуманного как прототип для жизненного пространства поколений грядущего бесклассового общества. В истории архитектуры XX века заслуга адаптации дерева к нуждам промышленной цивилизации принадлежит именно Аалто и созданной им традиции, которая и сегодня питает архитекторов страны Суоми. Множество финских загородных домов, представленных за 10 лет существования нашего издания, являются интерпретациями виллы Майреа. Не теряет актуальности и метод коллажа: так, Матиас Нюстрём возводит свой коттедж, применяя семь типов древесины (с. 83), а Пекка Хелин набирает объем своего (с. 55) из как бы отдельных вертикалей, что делает сооружение похожим на вязанку наколотых дров.

44-45-2

Использовав деревоклееный материал – фанеру, изогнув ее согласно плавной S-образной кривой, найденной в конфигурациях границы воды и суши, Аалто сумел потеснить металл и стекло в дизайне мебели и интерьера. И сегодня у его экспериментов есть продолжатели, причем не только в самой Финляндии (с. 35). Однако Аалто не мог предположить, что в 2010-х годах в активную фазу войдет использование CLT (перекрестно ламинированной древесины) и что, в результате применения подобных технологий, архитекторы примутся проектировать деревянные небоскребы, благодаря же хирургически точной резке (CNC) станут создавать объекты, по своим формам далекие от того, на что похоже дерево в его живом состоянии, а равно и от того, как его трактовали мастера-плотники прошлых столетий.

62-63

Аалтовский коллаж – комбинация из различных объемов и материалов, сосуществующих в едином произведении и вместе создающих целое, – сегодня оказывается потеснен гибридом – иным способом сочленения элементов, где они теряют индивидуальность внутри новой структуры, напоминающей амальгаму, сплав.

90-91

Гибридные (деревоклееные) и созданные при помощи CNC-скальпеля имиджи дают иллюзию всесильности человека в его технократическом стремлении установить тотальный контроль над природой и над себе подобными (биовласть). На фоне назревающего бума деревянного многоэтажного строительства и многочисленных параметрических экспериментов с использованием этого мягкого материала, чья индивидуальность не считывается безразличной оптикой алгоритмов и роботов, традиция «органического модернизма» Аалто, с его бережным использованием древесины, выглядит консервативной, даже ретроградной. И все же именно благодаря Аалто и заложенным им принципам, в Финляндии, России, Скандинавии, Балтии все еще возникает немало объектов – своеобразных, экспериментальных, но притом сомасштабных человеку и «помнящих» о лесном происхождении дерева. 100 лет независимости, в нынешнем году отмечаемые Финляндией, – это еще и век независимости архитектурной мысли страны, создавшей собственную версию модернизма, в центре которой стоит идея использования природных материала и образности ради лучшего будущего людей. Дерево финской школы, несмотря на глобальное изменение дизайн-климата, технологический прессинг и акселерацию информационного обмена, продолжает возвышаться над окружающим архитектурным ландшафтом. Оглядываясь на его мощный силуэт, соседи могут спокойно вести собственные творческие поиски. Пока корни питают ствол аалтовской традиции, в нашем регионе – жизнь.

110-111

 

Содержание

6 События

25 Дерево

26 Владимир Фролов. Дерево после архитектуры

32 Ксения Малич. Функция, миф, ремесло. О дереве в финской архитектуре XX века

35 fi. Ярослав Мисонжников. Век дерева в финском дизайне

38 Алексей Левчук. Царство растений

39 Город

40 Эса Лааксонен. Лесные обезьяны из страны эскимосов

44 fi. Lukkaroinen Architects. Школьный кампус, Пудасъярви

49 lv. SAALS. Реконструкция средней школы, Малта

55 fi. Helin & Co. Аудитория штаб-квартиры Metsa Group, Тапиола

58 ee. KUU Arhitektid. Жилой дом, Таллин

62 ru. Дерево. Новая идентичность. Интервью с Никитой Явейном

66 ru. WOODBLOCK (финско-российский воркшоп). Два проекта для Кронштадта

73 fi. Баланс дерева. Интервью с Лизой Войгтлендер

79 Загород

80 Кирил Асс. Декоративное достоинство

83 fi. MNy Arkitekter. Вилла
Akerudden, Хельсинки

87 lv. NRJA. Жилой комплекс 8 BLACKS, Курземе

92 it. Archispektras. Вилла в песчаных дюнах, Папе

97 ru. Николай Малинин: «Вода должна точить камень, а дерево – железобетон»

101 Среда

102 ru. Николай Белоусов: «Архитектура своими руками» (фестиваль «Древолюция-2016»)

109 lt. Юстинас Якштонис. Нида: заметное обновление
(фестиваль EASA 2016)

113 ee.Укрытие, очаг и сауна Veetee («Путь воды»), Соомаа

116 Надежда Керимова. Нужны ли городу деревья?

119 Дискуссия

120 Михаил Мильчик: «Гибель деревянной архитектуры в России – национальная трагедия»

126 Карл-Даг Лиге. Модернизм, дерево и эстонская архитектура 1930-х

131 Конкурсы

ru.«Бульвар науки»: общероссийский конкурс для молодых архитекторов,
Гатчина, Ленинградская область

137 Лаборатория дизайна

Архитектурные объекты малого масштаба студий AOA, «ХВОЯ», Sintija
Vaivade_Arhitekte, Arches, HGA

166 Технология и дизайн

174 Каталог

122-123

Комментарии запрещены.

Оргкомитет Международного инвестиционного форума по недвижимости PROESTATE принимает заявки на участие в ежегодном конкурсе «Молодые архитекторы в современном девелопменте». Подать работу могут молодые специалисты в возрасте до 35 лет. Участие в конкурсе – бесплатное. Прием заявок продлится до 15 августа.


18.08.2017

18 августа в 16:00 состоится пятая Клаузура Диогена – трехчасовой проектный семинар и конкурс. Куратором семинара, который пройдет на Новой сцене Александринского театра (наб. реки Фонтанка, 49A) выступит архитектор и теоретик Алексей Левчук.


01.12.2016

30 ноября, в последний день работы выставки конкурса «ПлатФорма», организованного журналом «Проект Балтия», «Группой ЛСР» и Новой сценой Александринского театра, состоялись лекции членов жюри конкурса. Выступили архитекторы Ерун Схиппер (Роттердам), Киммо Линтула (Хельсинки), Рубен Аракелян (Москва) и Морис Нио (Роттердам). Корреспонденту «Проекта Балтия» удалось побеседовать с Морисом Нио, которого часто называют художником и поэтом от архитектуры.