№29 Дерево  №28 Архитектурный ландшафт       №27 Обитать  

 

120х240

№28 Архитектурный ландшафт

Мысль о ландшафте, в первую очередь, заставляет нас представить дикую местность, где, согласно традиции пейзажной живописи, человек и архитектура занимают лишь малое пространство – по сравнению с окружающим их огромным миром. Однако сегодня подобное изображение трудно назвать реалистичным. Планета изучена и застроена, а за оставшимися девственными территориями (включая пустыни и ледники) ведется тотальное наблюдение. Пойманная природа теперь под контролем, ибо, как и ранее, мы ей не доверяем. Таяние ледников не есть ли свидетельство ее злонамеренности? Следовательно, необходимо тщательно всматриваться в пейзаж, чтобы вовремя предупредить ненастье. Для этого строится инфраструктура наблюдения – тропы и башни (с. 46), откуда удобно осуществлять слежку. И каждый из нас становится солдатом той армии, чьим «общим делом» (по русскому философу XIX века Николаю Федорову) будет окончательное покорение природного ландшафта.

В центральном тексте выпуска Брайан Хэттон прослеживает, как в истории изменялись декорации человеческой жизни: от райского сада к регулярному пространству города и парка и, наконец, к заброшенной промзон е – не городу и не пригороду. Именно здесь, среди странных руин, прорастет надежда на лучшее будущее (с. 26). В этом выпуске мы не рассматриваем ландшафтный дизайн в прямом значении термина (сады, парки и даже общественные пространства), но сосредотачиваемся на отношениях ландшафта и архитектуры.

 

Мы можем видеть, как последняя ищет относительно традиционных способов расположения в пейзаже (с. 37); действует по принципу f*ck the context (с. 53); пытается мимикрировать, предстать в виде «землеформы» (с. 67) и, наконец, растворяется при столкновении с постиндустриальными зонами (с. 91). В прошлом номере был показан мир «после работы», единственной целью которого становится «голое» обитание.

Осуществляется оно в ландшафте, чья основа – инфраструктура контроля. Лишенная собственного лица инфраструктура нуждается в репрезентации, для чего использует архитектуру. По крайней мере, пока создаваемый инфраструктурой дигитальный мир иллюзий не окажется способным заменить материальный мир полностью (ср. городские пейзажи Люблинского: с. 32). Можно ли представить себе какую-то иную перспективу, помимо тотальной механизации человека и ландшафта? Рёскин в своей «Этике пыли», заводя речь о горных кристаллах, видит в их формах отпечаток драмы – «поступки» материи и их «последствия», что позволяет ему давать моральные характеристики минералам. Мотивы действий природы (и нас самих) остаются загадочными. Однако по прошествии времени оказывается возможным узреть их суть. Ландшафт есть история природной и антропогенной деятельности на определенной территории, где культурный процесс («возделывание») постоянно связывает возводимые человеком объекты с данным контекстом. И каждая культура (региональная или национальная) осуществляет эту запись по-своему, что позволяет говорить о специфических архитектурных ландшафтах, в противовес вошедшему в моду глобализированному «ландшафтному урбанизму». И здесь первостепенное значение приобретает сама земля, которая, в отличие от моря, способна удерживать на месте «запись» культуры. Не раз на страницах журнала мы рассуждали о воде. Тем важнее напомнить о значении земли: именно сквозь нее растут корни, а как подчеркивал Эйнштейн, касаясь гуманитарной основы творчества физика: «Без корней никакие цветы не появятся».

Владимир Фролов

Cодержание

6 События

25 Архитектурный ландшафт

26 Брайан Хэттон. Где-то там, в иной стране: рай, дикая природа, пейзаж
32 Андрей Люблинский. «Палитра Петербурга»

33 Пейзаж
34 Александр Раппапорт. Архитектура и гуманизм. Ландшафт как категория новой парадигмы архитектурного сознания

38 fi. OOPEAA. Башня «Перископ», Сейняйоки
42 lt. Лютаурас Некрошюс. Литовский ландшафт с высоты птичьего полета
44 ru. «Земцов, Кондиайн и партнеры». Жилой комплекс «Смольный Парк», Санкт-Петербург 49 Антипейзаж

50 Алексей Левчук. Решетка и протоплазма. Неолиберальный городской ландшафт у Рема Колхаса и Пьера Витторио Аурели
54 ee. DORELL.GHOTMEH.TANE / ARCHITECTS. Эстонский национальный музей, Тарту

59 Землеформа
60 Митя Козлов. Ландшафтное и хтоническое
62 ee. Stuudio Tallinn. «Валун». Проект мемориала жертвам коммунистического режима, Таллин
66 ee. Stuudio Truus. Рекреационный комплекс Joaoru, Нарва
70 lv. Processoffice. Реконструкция Латвийского национального художественного музея, Рига
78 fi. Avanto Architects. Сауна Loyly, Хельсинки 83 Урбанистический пейзаж

84 «Все участники показали “Третий Петербург”». Интервью с Владимиром Григорьевым
88 ru. Девять версий. Результаты конкурса «Серый пояс. Преобразование», Санкт-Петербург
99 ru. Валерия Толкачева. Акт второй: постиндустриальный. Воркшоп «Интеграция. Север»
104 ru. Даниил Веретенников. Браунфилды переходного периода
106 ru. «Обледенение архитекторов». Инсталляция для Музея стрит-арта, Санкт-Петербург
108 ru. West 8, Ludi Architects. Реконструкция острова Новая Голландия, Санкт-Петербург

113 Конкурсы ru. «ПлатФорма»: конкурс на проект остановки общественного транспорта на территории жилого комплекса «Цветной город», Санкт-Петербург

123 Дискуссия Театрально-архитектурный воркшоп «Место-действие»

Place-Action workshop on interaction of theatre and architecture
124 Брайан Хэттон. Актитектура. Не такое уж пустое пространство
126 «Воинствующий минимализм» и «символический функционализм». Интервью с Павлом Семченко и Сергеем Падалко

133 Лаборатория дизайна
Архитектурные объекты малого масштаба студий K2S, Outbox, G. Natkevicius ir partneriai, KOKO, «Витрувий и сыновья»

151 Технология и дизайн

166 Каталог

Комментарии запрещены.

16.11.2017

Архитекторы из 6 стран: США, Великобритании, Нидерландов, Японии, Чили и, конечно, России приму участие в секции «Креативная среда и урбанистика» на VI Санкт-Петербургском культурном форуме, который станет действительно международной площадкой для обсуждения самых актуальных проблем современной архитектуры и презентаций масштабных российских проектов.


23.09.2017

23 сентября в Арт-центре «Борей» состоялся первый Диспут Диогена, посвященный архитектурным медиа: Владимир Фролов и Алексей Левчук представляли петербургский журнал «Проект Балтия», а Михаил Микадзе и Оят Шукуров выступали от имени московского архизина (издатели называют его «сборником») «Абраксас». Модератором диспута выступил Данил Овчаренко, кандидат архитектуры, обозреватель журнала «Проект Балтия».


29.08.2017

Финский архитектор Марко Касагранде прочитал в Петербурге лекцию «Город третьего поколения» в рамках цикла «Пространство, время, архитектура», организованного журналом «Проект Балтия» и проектом «Новая Голландия: культурная урбанизация» 29 августа, а на следующий день курировал шестую Клаузуру Диогена. И пока участники клаузуры работали над своими предложениями, «Проект Балтия» поговорил с Марко о пользе и вреде архитектурной деятельности в наши дни.